Доклад о свободе вероисповедания в странах мира за 2016 год: Туркменистан

Краткий обзор

В сентябре Совет старейшин страны принял новую конституцию, которая, как и предыдущая, гарантирует свободу вероисповедания. Она предоставляет гражданам право на выбор религии, на выражение и распространение своих религиозных убеждений, а также на участие в проведении религиозных обрядов и церемоний. Конституцией установлено разделение государства и религии и оговорено, что религиозным организациям запрещено «вмешательство» в государственные дела. В марте правительство утвердило новый Закон «О свободе вероисповедания и религиозных организациях», которым устанавливается, что все религиозные организации, включая уже зарегистрированные в соответствии с предыдущим законом о религии, обязаны для законного осуществления своей деятельности пройти повторную регистрацию в Министерстве юстиции. Для такой регистрации требуется получение согласия от Министерства иностранных дел, Министерства национальной безопасности, Министерства внутренних дел, а также других государственных ведомств. Согласно положениям нового закона Министерство юстиции может отказать религиозной организации в регистрации, если ее цели и деятельность противоречат конституции государства или если она представляет религию, не признанную Государственной комиссией по работе с религиозными организациями и экспертизе ресурсов, содержащих религиозные сведения, которую возглавляет Верховный муфтий. Законом также предусмотрено, что религиозная организация может быть расформирована правительством за осуществление деятельности, нарушающей законные интересы граждан страны или наносящей вред их «здоровью и нравственности». Новый закон запрещает незарегистрированным религиозным группам вести какую-либо деятельность, в том числе создавать места проведения богослужений, собираться для отправления служб, изготавливать и распространять религиозные материалы и обращать других в свою веру. Власти приговорили к тюремному заключению религиозных лидеров мусульманских групп, отклоняющихся от принятой в стране религиозной доктрины, а также членов незарегистрированных групп религиозного меньшинства, например членов общины свидетелей Иеговы, за их религиозную деятельность. В силу действующих в стране ограничений на контакты с заключенными было сложно определить, кто из заключенных, осужденных в предшествующий период за преступления, связанные с религиозными убеждениями и деятельностью, до сих пор находится в тюрьме. Несколько членов общины свидетелей Иеговы, отказавшихся от исполнения всеобщей воинской обязанности по религиозным убеждениям, были приговорены к исправительным работам, а власти отказались от учреждения института альтернативной гражданской службы вместо военной по призыву. Полиция проводила рейды во время собраний незарегистрированных религиозных групп с целью пресечения их деятельности. В некоторых случаях полиция не препятствовала нападкам частных лиц на членов зарегистрированных религиозных организаций. В течение года не было зарегистрировано ни одной новой религиозной организации и не была продлена регистрация ранее зарегистрированных организаций, хотя власти заявляли, что не считают не прошедшие повторной регистрации ранее зарегистрированные группы нарушителями закона. Согласно сообщениям, в ходе первого за 10 лет круглого стола с участием членов религиозных организаций, состоявшегося в декабре, представители правительства не стали обсуждать суть процедуры регистрации, ограничившись заявлением, что постараются сделать этот процесс более прозрачным. Правительство по-прежнему утверждало представителей исламского духовенства на всех высоких постах, запрещало ввоз литературы религиозного характера из-за рубежа, а также чинило препятствия религиозным организациям в приобретении или аренде зданий или земельных участков для ведения религиозной деятельности.

Лица, отступившие от традиционных этнорелигиозных убеждений и уклада, по-прежнему сообщали о фактах осуждения и притеснений со стороны общества, в том числе об осуждении со стороны родственников, друзей и соседей за смену религиозной принадлежности. Члены зарегистрированных христианских организаций сообщали о том, что их религиозная принадлежность по-прежнему вызывает враждебное отношение со стороны знакомых. Сообщалось, что этнические туркмены, перешедшие из ислама в другие религии, воспринимаются обществом с большей подозрительностью, чем представители других национальностей, оставившие ислам, и по-прежнему подвергаются остракизму во время публичных мероприятий.

Во время встреч и в официальной переписке с государственными должностными лицами посол США, сотрудники посольства и представители правительства США, посетившие страну, продолжали выражать озабоченность по поводу арестов и тюремного заключения членов религиозных общин, включая членов общины свидетелей Иеговы, отказавшихся от исполнения всеобщей воинской обязанности по религиозным убеждениям. Они призывали правительство менее жестко обращаться с религиозными меньшинствами, учредить институт альтернативной гражданской службы для лиц, отказывающихся от исполнения всеобщей воинской обязанности по религиозным убеждениям, сделать более понятной новую процедуру регистрации религиозных организаций и снять ограничения на ввоз и распространение религиозной литературы. В соответствии с Законом США о свободе вероисповедания в странах мира от 1998 года, Туркменистан с 2014 года имеет статус «страны, вызывающей особую озабоченность», что связано с грубыми нарушениями свободы вероисповедания властями или их толерантным отношением к таким нарушениям. 31 октября 2016 года Государственный секретарь США подтвердил, что Туркменистан находится в списке стран, вызывающих особую озабоченность, однако объявил об отмене санкций, связанных с этим статусом, поскольку этого требуют важные национальные интересы Соединенных Штатов Америки.

Раздел I. Религиозная демография

Согласно оценкам правительства США, общая численность населения страны составляет 5,2 миллиона человек (по состоянию на июль 2016 года). По данным правительства США, 89 процентов населения страны составляют мусульмане (главным образом сунниты), 9 процентов — православные христиане и 2 процента — представители других религий. В стране действуют небольшие общины свидетелей Иеговы, мусульман-шиитов, бахаистов, католиков и христиан-евангелистов, в том числе баптистов и пятидесятников.

Большинство этнических русских и армян исповедуют христианство и, как правило, принадлежат к Русской или Армянской православным церквям. Некоторые этнические русские и армяне являются членами более мелких религиозных групп.

В стране имеются небольшие общины мусульман-шиитов, состоящие преимущественно из иранцев, азербайджанцев и курдов, живущих вдоль границы с Ираном и в городе Туркменбаши на западе страны.

Согласно недавним оценкам, в стране проживает примерно 200–250 евреев.

Раздел II. Соблюдение государством принципа свободы вероисповедания

Правовая основа

В сентябре Совет старейшин страны принял новую конституцию, которая, как и предыдущая, гарантирует свободу вероисповедания. Она предоставляет гражданам право на выбор религии, на выражение и распространение своих религиозных убеждений, а также на участие в проведении религиозных обрядов и церемоний. Конституция разграничивает роль государства и религии и запрещает религиозным организациям «вмешиваться» в государственные дела или выполнять государственные функции. Согласно конституции общеобразовательная система должна носить светский характер. Она гарантирует равенство всех граждан перед законом, независимо от их религии.

По требованиям нового закона «О свободе вероисповедания и религиозных организациях», принятого в марте и вступившего в силу в апреле, все религиозные организации, включая уже ранее зарегистрированные, обязаны для законного осуществления своей деятельности на территории государства пройти повторную регистрацию в Министерстве юстиции. В отличие от предыдущего закона, который проводил различие между «религиозными группами» (менее 50 членов) и «религиозными организациями» (50 членов или более), в новом законе не упоминаются «религиозные группы» и предусмотрена регистрация только «религиозных организаций»: они должны насчитывать не менее 50 членов из числа проживающих в стране лиц старше 18 лет. Согласно новому закону религиозная организация определяется как добровольное объединение граждан, связанное с религией, организованное с целью проведения религиозных служб, других ритуалов и церемоний, а также предоставления религиозного образования, и зарегистрированное в соответствии с законодательством страны.

Для регистрации организация должна предоставить Государственной комиссии по работе с религиозными организациями и экспертизе ресурсов, содержащих религиозные сведения, свои контактные данные, подтверждение адреса местонахождения, заявление на регистрацию, подписанное учредителями организации и членами ее правления, две копии устава организации, а также оплатить регистрационный сбор в размере 230 манатов (66 долл. США) и предоставить имена, адреса и даты рождения учредителей организации. После одобрения Государственной комиссией заявления на регистрацию оно направляется в Министерство юстиции, координирующее процесс одобрения, в котором участвуют Министерство иностранных дел, МНБ, Министерство внутренних дел и другие правительственные ведомства, в том числе и само Министерство юстиции. Согласно порядку регистрации, установленному государством, Министерство юстиции может дополнительно потребовать предоставления биографических данных всех членов организации, подающей заявление на регистрацию. Законом предусмотрено, что лидерами зарегистрированной организации могут быть только граждане, получившие «надлежащее религиозное образование».

Ранее принятый и все еще действующий налоговый кодекс освобождает зарегистрированные религиозные организации от налогообложения.

Согласно положениям нового закона, Министерство юстиции может отказать религиозной организации в регистрации, если ее цели и деятельность противоречат конституции государства или если она представляет религию, не признанную Государственной комиссией по работе с религиозными организациями и экспертизе ресурсов, содержащих религиозные сведения. В тексте нового закона не уточняются стандарты, которыми при этом руководствуется Государственная комиссия. Новый закон наделяет Генеральную прокуратуру полномочиями контролировать соблюдение конституции религиозными организациями. Новым законом предусмотрено право государственных судов приостанавливать деятельность религиозной организации, если они признают ее виновной в нарушении положений конституции. В новом законе также указано, что основанием для расформирования религиозной организации может быть, помимо прочего, «деятельность, нарушающая права, свободы и законные интересы граждан» или «наносящая вред их здоровью и нравственности».

В действующем административном кодексе, принятом в 2013 году, в части, касающейся деятельности религиозных организаций, приводится подробный перечень штрафов за осуществление деятельности, не предусмотренной в уставе религиозной организации.

Незарегистрированные религиозные организации и незарегистрированные отделения зарегистрированных религиозных организаций не могут на законных основаниях осуществлять религиозную деятельность, создавать места проведения богослужений, собираться для отправления служб, в том числе в частных домах, создавать или распространять религиозные материалы или обращать других в свою веру. Любая подобная деятельность считается административным правонарушением и наказывается штрафом в размере от 100 до 1000 манатов (28–286 долл. США), при этом более высокие штрафы предусмотрены для религиозных лидеров, а более низкие — для членов организации из мирян.

Согласно закону сотрудники Министерства юстиции имеют право посещать любые религиозные мероприятия, проводимые зарегистрированной религиозной организацией, и задавать религиозным лидерам вопросы о любых аспектах их деятельности.

Кодексом об административных правонарушениях предусмотрен штраф в размере от 200 до 500 манатов (57–143 долл. США) для должностных лиц, нарушающих право граждан на свободное отправление религиозных обрядов или на отказ от участия в них.

Действующими уголовным и административным кодексами предусмотрены меры наказания для частных лиц за притеснение членов зарегистрированных религиозных организаций. Согласно положениям административного кодекса создание препятствование свободе вероисповедания наказуемо штрафом в размере до 1000 манатов (286 долл. США) или арестом на 15 суток. Уголовным кодексом предусмотрено, что такое препятствование наказуемо штрафом в размере до 6500 манатов (1858 долл. США) или одним годом исправительных работ. Если препятствование сопровождается физической расправой, оно может наказываться в частности лишением свободы сроком до двух лет.

Новый закон не касается ношения религиозных одеяний в общественных местах, в отличие от предыдущей версии закона, согласно которой ношение религиозных одеяний в общественных местах было запрещено.

Согласно положениям нового закона зарегистрированные религиозные организации имеют право открывать религиозные учебные заведения для обучения священнослужителей и других сотрудников религиозных организаций после получения соответствующей лицензии. Порядок получения такой лицензии утверждается Кабинетом министров. Новым законом также предусмотрено, что лица, преподающие религиозные дисциплины в религиозных учебных заведениях, должны иметь теологическое образование и осуществлять деятельность с согласия своего центрального руководящего органа и Государственной комиссии по работе с религиозными организациями и экспертизе ресурсов, содержащих религиозные сведения.

Согласно положениям нового закона, данная комиссия должна помогать зарегистрированным религиозным организациям работать с государственными учреждениями, разъяснять законодательство представителям религиозных организаций, следить за тем, чтобы деятельность религиозных организаций соответствовала законодательству, помогать с переводом и публикацией религиозной литературы, а также содействовать взаимопониманию и терпимости между различными религиозными организациями. Новый закон предусматривает утверждение кандидатур лидеров религиозных организаций Государственной комиссией, хотя и не уточняет порядок получения ее согласия. Государственную комиссию возглавляет великий муфтий. Деятельность Государственной комиссии курирует заместитель председателя Кабинета министров по делам религии.

Согласно положениям нового закона местные органы власти имеют право контролировать и «анализировать» религиозную ситуацию в рамках своей юрисдикции, направлять в Государственную комиссию предложения по улучшению законодательства о «свободе вероисповедания» и координировать религиозные церемонии, отправляемые вне зданий культового назначения.

Новый закон запрещает публиковать в стране религиозную литературу, разжигающую «ненависть на почве религиозной, национальной, этнической и (или) расовой принадлежности», хотя в нем не уточняется, какой именно орган осуществляет такую оценку. Импортируемая религиозная литература должна быть одобрена Государственной комиссией по работе с религиозными организациями и экспертизе ресурсов, содержащих религиозные сведения, причем ввозить такую литературу в страну могут только зарегистрированные религиозные группы. Зарегистрированные религиозные организации также могут быть оштрафованы за публикацию или распространение религиозных материалов без согласования с государственными органами. Кодексом об административных правонарушениях предусмотрен подробный перечень штрафов в размере от 200 до 2000 манатов (57–572 долл. США) за изготовление, ввоз и распространение несанкционированной религиозной литературы и иных религиозных материалов.

Согласно новому закону религиозные обряды, ритуалы и церемонии могут проводиться в жилых помещениях, однако в жилищном кодексе указывается, что жилищный фонд социального назначения «не следует» использовать для целей, отличных от проживания.

Новый закон позволяет местным органам власти с согласия Государственной комиссии по работе с религиозными организациями и экспертизе ресурсов, содержащих религиозные сведения, принимать решения по вопросам строительства религиозных зданий и сооружений в рамках своей юрисдикции.

В государственных школах религия не преподается. Положения нового закона позволяют зарегистрированным религиозным организациям преподавать детям религиозные дисциплины в течение не более чем 4 часов в неделю с разрешения их родителей и с согласия Государственной комиссии, хотя в тексте закона и не уточняются требования, предъявляемые для получения такого согласия. Выпускники высших учебных заведений, получившие религиозное образование и имеющие разрешение от Государственной комиссии, могут преподавать религиозные предметы. Согласно новому закону граждане имеют право на получение религиозного образования, хотя запрещено посещать занятия религиозного характера, проводящиеся в частном порядке (например, в жилых домах), и лица, дающие частные уроки религии, преследуются по закону.

Новый закон запрещает незарегистрированным религиозным группам или незарегистрированным отделениям зарегистрированных религиозных организаций преподавать религиозные предметы.

Административный кодекс содержит подробный список штрафов в размере от 100 до 500 манатов (29-143 долл. США) за преподавание детям религиозных дисциплин без надлежащего разрешения.

Новая конституция гласит, что прохождение двухлетней воинской службы является обязательным для всех мужчин старше 18 лет. Положениями новой конституции и нового закона не предусмотрено альтернативной гражданской службы для лиц, которые отказываются от исполнения всеобщей воинской обязанности по религиозным убеждениям; таким гражданам предлагаются нестроевые военные должности в вооруженных силах страны. Отказ от прохождения обязательной двухлетней службы в вооруженных силах карается лишением свободы сроком до двух лет или принудительными работами сроком до двух лет, которые могут выполняться на назначенном властями объекте недалеко от места проживания или с переездом на объект, удаленный от места проживания. Хотя в предыдущей редакции закона о свободе вероисповедания упоминались неопределенные альтернативы воинской службе, в новом законе указано, что никто не имеет права по религиозным причинам уклоняться от исполнения обязанностей, предусмотренных конституцией и законодательством.

Новая конституция и новые законы запрещают создание политических партий на религиозной основе, а также участие религиозных групп в политической деятельности.

Новый закон не касается деятельности иностранных миссионеров и иностранных религиозных организаций, хотя в предыдущей редакции закона такая деятельность была запрещена. При этом административный кодекс запрещает зарегистрированным религиозным организациям получать помощь от иностранных лиц для осуществления запрещенной деятельности, в том числе миссионерской работы.

Согласно новому закону религиозные группы должны регистрировать всю иностранную помощь в Министерстве юстиции, а также представлять промежуточную и итоговую отчетность об использовании полученных средств. Кодексом об административных правонарушениях предусмотрен подробный перечень штрафов за получение как незарегистрированными, так и зарегистрированными религиозными группами средств из зарубежных источников. Максимальный размер штрафа за получение религиозными группами несанкционированных пожертвований из-за рубежа составляет 10 000 манатов (2864 долл. США).

Туркменистан является стороной Международного пакта о гражданских и политических правах (МПГПП).

Действия властей

К тюремному заключению за религиозную деятельность приговаривались религиозные лидеры мусульманских групп, отклоняющихся от принятой в стране религиозной доктрины, а также члены незарегистрированных групп религиозного меньшинства, например члены общины свидетелей Иеговы. В силу действующих в стране ограничений на контакты с тюремными заключенными было сложно определить статус лиц, осужденных в предшествующий период за религиозные убеждения и деятельность. Несколько членов общины свидетелей Иеговы, отказавшихся исполнять всеобщую воинскую обязанность по религиозным убеждениям, были приговорены к исправительным работам. Правительство предлагало лицам, которые отказываются от воинской службы по религиозным убеждениям, нестроевые военные должности в вооруженных силах страны, однако отказывалось учредить альтернативную гражданскую службу. Полиция проводила рейды во время собраний незарегистрированных религиозных групп с целью пресечения их деятельности, и не препятствовала нападкам частных лиц на членов зарегистрированных религиозных групп, которым иногда приходилось обращаться за разрешением на проведение своей деятельности. В течение года не было зарегистрировано ни одной новой религиозной организации и не была продлена регистрация ни одной из ранее зарегистрированных организаций, хотя власти заявляли, что не считают не прошедшие повторной регистрации ранее зарегистрированные группы нарушителями закона. Правительство по-прежнему утверждало представителей исламского духовенства на всех высоких постах, запрещало ввоз литературы религиозного характера из-за рубежа, а также чинило препятствия религиозным организациям в приобретении или аренде зданий или земельных участков для ведения религиозной деятельности. Правительство поддерживало паломников, совершающих хадж. Определенным группам разрешалось приглашать лекторов из иностранных религиозных организаций.

По данным международной НПО «Форум 18», власти продолжали заключать в тюрьмы членов исламских групп, обвиняемых в экстремизме за отличную от традиционной богословскую интерпретацию ряда аспектов исламской религиозной доктрины. Власти часто объявляли таких лиц «ваххабитами». По данным НПО «Форум 18», считающиеся ваххабитами заключенные содержались в особых отделениях тюрем и не имели права принимать посетителей или вести переписку. Как сообщил «Форум 18», представители власти отказывались предоставлять дополнительную информацию о положении таких заключенных.

Согласно сведениями организации «Форум 18», в ходе проведенного в июне закрытого судебного заседания исламский лидер Бахрам Сапаров был признан виновным в краже и разбое и с учетом двух предыдущих приговоров приговорен к 15 годам лишения свободы. Суд над ним проходил в сверхсекретной тюрьме Овадан-Депе, где он и отбывал наказание. Сапаров уже сидел в тюрьме после двух судебных процессов, в результате которых он был признан виновным в заговоре с целью захвата власти, призывах к насильственному изменению конституционного строя, возбуждении социальной, национальной или религиозной вражды, создании организованной группы преступного сообщества, а также хищении оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств. Сапаров стоял во главе ханафитской общины в Туркменабаде, исповедовавшей суннитский ислам, когда его и еще около 20 членов его группы в мае 2013 года приговорили к длительному лишению свободы. По сообщениям «Альтернативных новостей Туркменистана» (АНТ), двое из членов группы Сапарова, Лукман Яйланов и Наркулы Балтаев скончались в тюрьме Овадан-Депе в течение года. По данным АНТ, их тела были возвращены родственникам, подписавшим обязательство о неразглашении информации, запрещающее им рассказывать об увиденном. Информация о приговорах, местонахождении или состоянии других членов группы Сапарова была недоступна.

По данным АНТ мусульманин Ёлдаш Ходжамурадов покончил жизнь самоубийством в Туркменабаде после нескольких недель ежедневных полицейских допросов, на которых его принуждали выдать других «ваххабитов».

«Форум 18» сообщил о члене общины свидетелей Иеговы Мансуре Машарипове, арестованном в июне и приговоренном к году лишения свободы за нападение на сотрудника полиции, якобы совершенное им в 2014 году, когда он был первоначально арестован. По данным организации «Форум 18», в момент его первого ареста сотрудники правоохранительных органов конфисковали религиозную литературу из его дома и забрали его в ближайшее отделение полиции, где его избивали и вводили путем инъекций неустановленные препараты. Затем, по сообщениям, Машарипов был помещен в реабилитационный центр для наркозависимых, откуда он сбежал на свободу, пока не был снова арестован в июне в Ашхабаде. По сообщениям, находясь в тюрьме, он пытался обжаловать свой приговор. По состоянию на конец года дальнейшая информация по его делу была недоступна.

По данным организации «Форум 18», член общины свидетелей Иеговы Бахрам Хемдемов находился в исправительно-трудовой колонии в поселке Сейди, где отбывал четырехлетний срок по вынесенному в мае 2015 года приговору за «разжигание религиозной ненависти». Он был арестован в марте 2015 года за отправление религиозных обрядов у себя дома в Туркменабаде. Когда он находился под стражей в полиции, его, по сообщениям, подвергали пыткам и давлению, заставляя признаться в сфабрикованных обвинениях.

«Форум 18» сообщил об отказе властей предоставлять информацию о политических заключенных; из-за жестких ограничений контактов с заключенными было невозможно установить статус других мусульман, ранее помещенных в тюрьму, и в частности выяснить, живы ли они. Например, было неясно, находится ли по-прежнему в тюрьме Ренат Бектемиров, мусульманин из Туркменабада, осужденный в 2008 году за распространение своих религиозных взглядов и критику проповеди местного муфтия.

В декабре в различных СМИ появились сообщения о том, что власти задержали, допрашивали и пытали несколько десятков предполагаемых последователей турецкого общественного деятеля Фетхуллаха Гюлена, после того как он был обвинен турецким правительством в организации в июле неудавшегося государственного переворота.

В сентябре «Форум 18» сообщил о смерти в 2013 году Али Атаева, имама суннитской мечети в Хитровке, которого в 2008 году приговорили к 20 годам в исправительно-трудовом лагере строго режима за организацию попытки государственного переворота. Атаев был арестован после вооруженного столкновения между местной бандой и сотрудниками сил безопасности. «Форум 18» сообщил со ссылкой на частное лицо, что Атаев преподавал основы ислама детям в мечети, не имевшей разрешения от правительства. Тело Атаева не было возвращено родственникам.

Члены общины свидетелей Иеговы продолжали отказываться от исполнения воинской обязанности, однако согласно «Форуму 18», не сообщалось о случаях лишения свободы лиц, отказавшихся нести военную службу по религиозным убеждениям; таких лиц приговаривали к исправительным работам. Как сообщила организация «Форум 18», Даянч Джумаев, свидетель Иеговы, отказавшийся от исполнения воинской обязанности по религиозным убеждениям, в феврале был приговорен в Ашхабаде к году исправительных работ. С февраля по август еще пять членов общины свидетелей Иеговы, которые отказались нести военную службу по религиозным убеждениям, был приговорены к двум годам лишения свободы условно, а еще один — к 18 месяцам условно. В июле Комитет ООН по правам человека опубликовал доклад, в котором заявляется, что согласно МПГПП власти нарушили права шести членов общины свидетелей Иеговы, отказавшихся от исполнения всеобщей воинской обязанности по религиозным убеждениям, которых привлекли к ответственности за первые шесть месяцев года, в результате чего число подобных нарушений возросло до 10.

По сообщениям членов общины свидетелей Иеговы, 23 марта сотрудники полиции безуспешно пытались проникнуть в частную квартиру в Туркменабаде, где 20 членов общины собрались на ежегодное поминовение смерти Христа. На следующий день сотрудники полиции ворвались в квартиру и забрали всю группу в полицейский участок, где, по сообщениям, двух мужчин из группы избили. 25 марта все задержанные кроме одного были освобождены; оставшегося члена общины свидетелей Иеговы держали под арестом 15 суток. По сообщениям, полиция выписала семи членам группы штрафы в размере 500 манатов (143 долл. США), однако официальных обвинений им предъявлено не было. В ответ на жалобы общины свидетелей Иеговы по поводу этого происшествия в августе прокуратура Туркменабада заявила, что во время «следствия» сотрудниками полиции не совершено каких-либо нарушений.

Как сообщало радио «Свободная Европа» / радио «Свобода», представители правоохранительных органов в Дашогузе останавливали мужчин в возрасте до 50 лет и заставляли сбривать бороды. Власти никак не прокомментировали это сообщение.

По словам представителей религиозных меньшинств, этнические туркмены, которые отказались от ислама и приняли другую веру, подвергались более тщательным проверкам и допросам, чем лица других национальностей, хотя закон не запрещает гражданам менять свои религиозные убеждения и религиозную принадлежность.

В течение года не было зарегистрировано ни одной новой религиозной организации и не продлена регистрация ни одной из ранее зарегистрированных организаций, хотя ранее зарегистрированные организации продолжали работу в ходе перерегистрации. По словам представителей правительства, ранее зарегистрированные группы, не завершившие процесс повторной регистрации, не считались нарушителями законодательства. Власти не предоставляли информацию о количестве новых групп, подавших заявку на регистрацию, хотя несколько религиозных групп сообщили о том, что подали заявку в течение года. По утверждениям ряда других групп, они находились в процессе повторной подачи заявлений на регистрацию. Министерство юстиции утверждало, что отказывает в регистрации только в тех случаях, когда заявление было неправильно заполнено или группа представляла угрозу государственной безопасности, однако не уточняло, каким образом определялось наличие угрозы. По словам членов нескольких религиозный групп, процесс регистрации оставался непрозрачным, и им не удалось получить помощь от Государственной комиссии по работе с религиозными организациями и экспертизе ресурсов, содержащих религиозные сведения, несмотря на предыдущие заявления о том, что правительство готово опубликовать информацию о порядке регистрации и провести встречи с религиозными группами для разъяснения процесса. По сообщениям, в ходе первого за 10 лет круглого стола с участием членов зарегистрированных и незарегистрированных религиозных организаций, состоявшегося в декабре, представители правительства не стали обсуждать суть процедуры регистрации, ограничившись заявлением, что постараются сделать этот процесс более прозрачным.

По данным правительства, в стране действовали 130 зарегистрированных религиозных организаций, включая две новые исламские группы, зарегистрированные в 2015 году. Из 130 организаций, 106 — мусульманские (из них 101 суннитских и 5 шиитских) организации и 13 — русские православные организации. 11 групп представляли другие религии, в том числе римско-католическую церковь, веру Бахаи, Международное общество сознания Кришны, а также протестантизм.

По утверждениям местных подпольных правозащитников, сотрудники МНБ и Министерства внутренних дел, занимающиеся борьбой с организованной преступностью и терроризмом, продолжали следить за членами религиозных меньшинств, включая христианские группы, посредством прослушивания телефонов и негласного наблюдения. По словам правозащитников, высокопоставленные государственные служащие по-прежнему относились к религии, как во времена Советского Союза, игнорируя положения закона, призывающего защищать свободу вероисповедания.

По данным организации «Форум 18», тайная полиция регулярно допрашивала членов религиозных организаций и требовала от них информации о деятельности их общин.

По сообщениям, власти по-прежнему не обеспечивали одинаковое соблюдение запрета на притеснение зарегистрированных религиозных групп частными лицами. Например, сообщалось, что государственные должностные лица по-прежнему закрывают глаза на случаи вмешательства граждан в ход религиозных собраний, проводимых в общественных местах. По словам представителей зарегистрированных религиозных групп, они не сообщали о таких притеснениях из страха, что это спровоцирует дальнейшие притеснения и слежку за ними со стороны властей.

По сообщениям зарегистрированных христианских групп, некоторые государственные должностные лица по-прежнему требовали от них получать разрешения даже на такие обычные виды религиозной деятельности, как еженедельные богослужения, а также на проведение общественных и благотворительных мероприятий, включая организацию летних детских лагерей. По сообщениям групп, им по-прежнему не давали разрешений на проведение учебных групп и семинаров, даже если им разрешалось проводить еженедельные богослужения.

По информации НПО «Форум 18», 26 февраля в городе Мары представители полиции встретились с пастором баптистской церкви и рекомендовали отказаться от организации в этом году ежегодного церковного летнего лагеря. После 90-минутного допроса представители полиции сообщили пастору, что им известно о финансовой поддержке для летних лагерей, которую он якобы получал в предыдущие годы из-за рубежа, и потребовали от него подписать признание в нарушении закона; пастор отказался. По данным на конец года, дальнейшей информации о проведении этого летнего лагеря не поступало.

Власти по-прежнему запрещали публичные или частные собрания незарегистрированных религиозных групп или незарегистрированных филиалов зарегистрированных религиозных групп. По сообщениям незарегистрированных групп, их члены, помимо предусмотренных законом штрафов, подвергались арестам за «незаконные собрания». По их словам, они продолжали собираться негласно, в основном в частных квартирах или домах, и могли продолжать такие собрания, если соседи не жаловались местным властям.

В сентябре правительство объявило о намерении финансировать хадж 188 паломников, как и в 2015 году. Как и в прошлые годы, правительство позволило паломникам, отправляющимся в хадж за свой счет, организовывать его самостоятельно. В ноябре власти сообщили, что «многие граждане» совершили хадж без финансовой поддержки правительства, но статистика не приводилась.

Правительство по-прежнему утверждало представителей исламского духовенства на всех высоких постах. Некоторые мусульмане по-прежнему выражали озабоченность качеством образования, полученного назначаемыми духовными лицами, и изменениями в процессе назначения высшего духовенства властями. Русская Православная Церковь и другие религиозные группы по-прежнему получали финансирование из независимых источников, и государство не принимало участия в утверждении кандидатур на руководящие посты в этих организациях.

Сотрудники кафедры теологии исторического факультета Туркменского государственного университета в Ашхабаде по-прежнему являлись единственными преподавателями университетского уровня, которым разрешалось преподавать исламские дисциплины в высших учебных заведениях. По сообщениям, МНБ, как и раньше, подвергало тщательной проверке всех кандидатов на данную программу обучения. Возможность изучать какие-либо другие теологические дисциплины, помимо одобренной государством исламской теологии, отсутствовала. Сохранялся запрет на обучение женщин в рамках данной программы.

Последователи религии Бахаи и некоторые другие зарегистрированные религиозные группы по-прежнему сообщали, что могут свободно и не подвергаясь преследованиям рассказывать о своей вере в общественных местах, несмотря на установленный законом запрет на обращение других лиц в свою веру.

Физические лица и религиозные группы по-прежнему подвергались административным штрафам за незаконное отправление религиозных обрядов. По сообщениям организации «Форум 18», в феврале полиция задержала членов зарегистрированной церкви «Великая Благодать», а суд впоследствии оштрафовал каждого из них на 500 манатов (143 долл. США) за якобы имевшее место распространение незаконной религиозной литературы в городе Теджен.

По информации, поступавшей от религиозных групп, власти по-прежнему не давали им ввозить религиозную литературу из-за рубежа и подписываться на иностранные религиозные публикации. Хотя закон позволял зарегистрированным религиозным группам ввозить религиозную литературу, по их словам, введенные правительством сложные таможенные процедуры чрезвычайно затрудняли этот процесс. В государственных книжных магазинах Ашхабада по-прежнему невозможно было купить Коран, хотя в большинстве домов имелся экземпляр Корана на арабском или русском языке, оставшийся с советских времен. Туркменский перевод Корана был большой редкостью. Библию в государственных книжных магазинах купить было также невозможно.

В первых числах марта власти снесли бульдозером суннитскую мечеть «Акса» в Ашхабаде. По сведениям организации «Форум 18», представители властей заявили, что мечеть снесена из-за того, что «была построена без разрешения».

По данным организации «Форум 18», Армянская апостольская церковь по-прежнему не могла вернуть себе храм в Туркменбаши, отобранный у нее еще во времена Советского Союза, несмотря на данное президентом Бердымухаммедовым в 2012 году обещание вернуть его.

Члены религиозных групп сообщали, что государственные предприятия и предприятия с государственным участием продолжают вмешиваться в покупку или долгосрочную аренду земельных участков и зданий для проведения богослужений или собраний. Зарегистрированные религиозные группы сообщали, что им по-прежнему сложно снимать у частных лиц помещения для проведения праздничных церемоний, по их мнению из-за того, что владельцы опасаются неодобрения властей. По данным организации «Форум 18», церковь «Свет Востока» в городе Дашогуз, в течение отчетного года, как и с начала 2015-го, по-прежнему не имела возможности проводить собрания.

Власти продолжают следить за соблюдением запрета на проведение религиозного обучения незарегистрированными религиозными группами.

Правительство, как и раньше, уходило от диалога с религиозными группами о возможности альтернативной гражданской службы для лиц, отказывающихся от исполнения всеобщей воинской обязанности по религиозным убеждениям, несмотря на сделанное в 2014 году заявление о готовности рассмотреть такие альтернативы. Правительство сообщило о трех членах общины свидетелей Иеговы, проходивших военную службу в отчетном году.

Власти по-прежнему отказывали в визе иностранцам, подозреваемым в проведении или намерении проводить миссионерскую деятельность. Религиозные группы, которые сумели получить религиозные гостевые визы для иностранных проповедников, сообщали, что правительство, как и раньше, выдает такие визы на очень короткий срок, и для их получения от религиозных групп требуется огромное количество документов. Власти не предоставляли информации ни о числе лиц, которым был разрешен въезд в страну по религиозным гостевым визам, ни о числе заявок на получение религиозной гостевой визы, которые были отклонены.

По данным организации «Форум 18», многие религиозные деятели были внесены в составляемый Министерством внутренних дел и тайной полицией черный список на выезд из страны; а те, кому выезд за границу был разрешен, подвергались тщательной проверке со стороны соответствующих служб при выезде из страны и въезде в нее.

В июне Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) провела трехдневный семинар для 20 представителей законодательных структур, правоохранительных органов и научных сотрудников. В рамках семинара рассматривались вопросы «религиозной толерантности», в том числе проповедь других религий и польза изучения других религий. Центр ОБСЕ в Ашхабаде заявил, что данный семинар способствовал внедрению в стране международных стандартов свободы вероисповедания и убеждений.

Раздел III. Соблюдение принципа свободы вероисповедания в обществе

Лица, отошедшие от традиционных этнорелигиозных убеждений и уклада, продолжали сообщать об осуждении и притеснениях со стороны общества — от публичных оскорблений в адрес их семей на местных рынках до осуждения со стороны родственников, друзей и соседей. Члены зарегистрированных христианских групп сообщали, что их религиозная принадлежность по-прежнему вызывает враждебное отношение к ним со стороны знакомых.

Лица, вступившие в «нетрадиционные» религиозные группы, сообщали о непрекращающемся осуждении со стороны общества. По словам представителей религиозных меньшинств, этнические туркмены, перешедшие из ислама в другие религии, воспринимались обществом с большей подозрительностью, чем оставившие ислам представители других национальностей, и продолжали подвергаться остракизму на общественных мероприятиях, особенно в сельской местности.

Члены религиозных групп, зарегистрированных за рубежом, включая общину свидетелей Иеговы, сообщали, что сограждане по-прежнему относятся к ним с подозрением и недоверием.

Раздел IV. Политика правительства США

В ходе встреч и в официальной переписке с государственными должностными лицами посол США, сотрудники посольства и представители правительства США, посетившие страну, включая заместителя помощника Госсекретаря по делам Южной и Центральной Азии, выражали озабоченность в связи с арестами и лишением свободы членов религиозных общин, включая членов общины свидетелей Иеговы, отказавшихся от исполнения всеобщей воинской обязанности по религиозным убеждениям. Они призывали правительство менее жестко обращаться с религиозными меньшинствами, учредить институт альтернативной гражданской службы для лиц, отказывающихся от исполнения всеобщей воинской обязанности по религиозным убеждениям, сделать более понятной новую процедуру регистрации религиозных организаций, ускорить процесс регистрации новых групп и снять ограничения на ввоз и распространение религиозной литературы.

В марте посольство США призвало правительство провести круглый стол с участием представителей Министерства юстиции и религиозных организаций, который был в конечном итоге проведен правительством в декабре. Хотя посольство США отмечало необходимость рассмотреть за круглым столом регистрационные процедуры по существу, правительство не дало конкретного обещания сделать этот процесс более прозрачным.

Посол США продолжал в течение года проводить регулярные совещания с представителями зарегистрированных и незарегистрированных религиозных групп в целях мониторинга их статуса.

В соответствии с Законом США о свободе вероисповедания в странах мира от 1998 года, Туркменистан с 2014 года имеет статус «страны, вызывающей особую озабоченность», что связано с грубыми нарушениями свободы вероисповедания властями или их толерантным отношением к таким нарушениям. 31 октября 2016 года Государственный секретарь США подтвердил, что Туркменистан находится в списке стран, вызывающих особую озабоченность, однако объявил об отмене санкций, связанных с этим статусом, поскольку этого требуют важные национальные интересы
Соединенных Штатов Америки.