Доклад о правах человека в Туркменистане за 2018 год

Государственный департамент США
Бюро по вопросам демократии, прав человека и трудовых отношений

Сводное резюме

Согласно принятой в 2016 году конституции, Туркменистан является светской демократической и президентской республикой, однако страной управляет авторитарное правительство, контролируемое президентом Гурбангулы Бердымухамедовым и его ближайшим окружением. Бердымухамедов занял пост президента в 2006 году, и сохранил его за собой после переизбрания на президентских выборах в феврале 2017 года. Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) при Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) отметило ограниченный выбор конкурирующих политических альтернатив и «серьезные нарушения» на этих выборах. Согласно конституции 2016 года срок президентских полномочий был продлен с пяти до семи лет, а ранее существовавшие ограничения в отношении количества сроков пребывания у власти не были возобновлены.

Силовые структуры фактически контролировались гражданскими властями.

К проблемам в области прав человека относились: сообщения о якобы имевших место пытках; произвольные аресты и задержания; принудительное заключение; тяжелые и опасные для жизни условия содержания в местах лишения свободы; политические заключенные; произвольное нарушение неприкосновенности частной жизни, жилища и переписки; цензура и блокирование веб-сайтов; ограничение свободы вероисповедания; ограничение свободы собраний и передвижения; ограничение возможности граждан осуществлять смену власти посредством свободных и честных выборов; а также повсеместная коррупция. Помимо этого была отмечена торговля людьми, в том числе использование принудительного труда по распоряжению государственных органов на сборе урожая хлопка. Однополая связь по взаимному согласию между мужчинами по-прежнему являлась уголовно-наказуемым деянием, влекущим наказание вплоть до лишения свободы на срок до двух лет. Поступали сообщения об ограничении свободы объединения в профсоюзы.

Сотрудники правоохранительных органов и других государственных ведомств действовали безнаказанно. Сообщений о случаях привлечения к ответственности государственных чиновников за нарушение прав человека не поступало.

Раздел 1. Соблюдение неприкосновенности личности, включая недопущение следующих правонарушений:

a. Произвольное лишение жизни и прочие случаи незаконного и политически мотивированного убийства

В течение года не поступало сообщений о произвольных или незаконных убийствах, совершенных властями или их представителями, как и не было сообщений об убийствах, совершенных наркоторговцами или подобными преступными группировками. Вместе с тем 9 августа было опубликовано заключение Комитета ООН по правам человека, согласно которому власти несут ответственность за пытки и смерть журналистки-правозащитницы Огулсапар Мурадовой в 2006 году.

b. Насильственное исчезновение людей

Сообщений о новых случаях насильственного исчезновения людей по политическим мотивам на протяжении года не поступало. В рамках инициированной неправительственной организацией (НПО) кампании «Докажите, что они живы!» был составлен список заключенных, о судьбе которых ничего не известно. По состоянию на сентябрь количество людей, числящихся в списке заключенных, о судьбе которых ничего не известно, выросло со 112 до 121 человека, хотя оппозиционные СМИ в течение года уведомили о смерти двух из этих заключенных. В этом списке числятся политический диссидент Гульгельды Аннаниязов, бывший министр иностранных дел Борис Шихмурадов, бывший директор Туркменбашинского комплекса нефтеперерабатывающих заводов Гуйчмырад Эсенов и многие другие, обвиненные в соучастии в якобы имевшем место в 2002 году покушении на убийство бывшего президента Сапармурата Ниязова.

c. Пытки и иные виды жестокого, бесчеловечного или унизительного обращения либо наказания

Хотя жестокое обращение запрещено конституцией и законодательством, в январе Комитет ООН против пыток выразил обеспокоенность по поводу «систематических сообщений о широко распространенной практике пыток и жестокого обращения, включая нанесение тяжелых побоев, в отношении лишенных свободы лиц, особенно во время задержания и досудебного содержания под стражей, в основном для получения от этих людей признательных показаний».

В ежегодном отчете за 2017–2018 гг. организации «Международная амнистия» (МА) было отмечено, что «пытки и жестокое обращение имели место во время досудебного содержания под стражей и в местах лишения свободы и иногда приводили к смертельному исходу».

Закон обязывает правительство заботиться о здоровье и жизни военнослужащих. В октябре наблюдатели сообщали о продолжающихся случаях проявления дедовщины в отношении военнослужащих первого года службы, включая унижение их человеческого достоинства и жестокое обращение. На протяжении года сообщений о случаях смерти призывников по причине дедовщины не поступало.

В октябре оппозиционный веб-сайт «Хроника Туркменистана» сообщил о нехватке продовольствия в некоторых подразделениях Вооруженных сил Туркменистана, а также об использовании более дешевых и менее питательных продуктов. При этом отмечалось, что не все воинские части в равной степени испытывали дефицит продуктов питания, и продовольственнoe обеспечение разнилось в зависимости от рода и подразделения ВС.

Условия содержания в тюрьмах и следственных изоляторах

Сообщалось, что тюрьмы оставались переполнены, а заключенные содержались в антисанитарных, тяжелых, а в некоторых случаях даже опасных для жизни условиях.

Условия содержания. Официальные данные о средних сроках лишения свободы или количестве заключенных, в том числе несовершеннолетних, отсутствовали. В следственных изоляторах в основном содержались лица, приговоренные к исправительной колонии, но не отправленные туда. Шесть следственных изоляторов были рассчитаны на 1120 заключенных, но число заключенных в них, по имеющимся данным, было во много раз больше.

В октябре 2017 года независимый новостной веб-сайт «Альтернативные новости Туркменистана» (АНТ) сообщил, что замначальника тюрьмы в Овадан-Депе избирательно применял практику жестокого обращения к заключенным, относящимся к национальным меньшинствам, таким как белуджи, персы и афганцы, прибегая к коллективному наказанию всех заключенных того или иного нацменьшинства за проступок, приписываемый одному из них. Применяемые наказания включали принудительное стояние заключенных на солнцепеке в течение пяти-шести часов.

В октябре АНТ также сообщил, что начальник колонии строгого режима города Теджен ежемесячно взимал с заключенных взятки на общую сумму 20 000 манатов (5700 долл. США). Заключенные, которые не могли платить, наказывались одиночным заключением или принудительным стоянием на улице без пищи и воды вплоть до двух дней. Согласно АНТ, следователями Министерства внутренних дел было установлено, что обеспечение контингента заключенных продуктами питания было недостаточным.

Согласно данным Ассоциации независимых адвокатов и Туркменской инициативы по правам человека, по состоянию на сентябрь 2017 года в Туркменистане насчитывалось 22 тюрьмы, где содержалось 30 452 заключенных. В докладе этой Ассоциации за 2017 год сообщалось, что 40 процентов заключенных были больны туберкулезом (TБ). В этом же докладе утверждалось, что ежемесячно погибало около 20 заключенных, в основном от туберкулеза.

В течение года не поступало никаких сообщений о том, что, в связи с переполненностью тюрем, власти помещали заключенных, больных туберкулезом и кожными заболеваниями, вместе со здоровыми заключенными. Ранее Министерство внутренних дел сообщало, что в женской колонии в г. Дашогуз заключенные с туберкулезом содержались отдельно от здоровых заключенных; однако сохранялись опасения, что заключенные, больные туберкулезом, не получали надлежащей диагностики и лечения перед их возвращением в помещения, где содержится общий контингент заключенных, хотя власти утверждали обратное.

Мансур Мингелов, выступающий в защиту прав белуджского меньшинства, по-прежнему находился в колонии строгого режима близ поселка Сейди, где он пребывает со времени своего ареста в 2012 году, отбывая 22-летний срок лишения свободы по обвинению в распространении наркотиков и детской порнографии. Как сообщали в июне АНТ и МА, хотя он жаловался на высокую температуру, кровяное давление и боли в области сердца, тюремные врачи отказались поместить его в санчасть без взятки. Необходимые лекарства принесли ему родственники.

Администрация. Власти сообщали о расследованих случаев жестокого обращения, но не предоставляли дипломатическому сообществу никаких письменных отчетов об этих расследованиях. В правительстве не подтвердили учреждение должности уполномоченного по правам заключенных.

По словам родственников, администрация пенитенциарных учреждений иногда отказывала родственникам в свидании с заключенными и запрещала им передавать некоторым заключенным продукты питания, медикаменты и иные вещи; помимо этого, не всем заключенным предоставлялся доступ к местам отправления религиозных обрядов.

Независимый мониторинг. В ноябре членам дипломатического корпуса позволили посетить колонию строгого режима города Теджен (AH-K/6) в Ахалском велаяте.

Улучшение условий. Перед визитом представителей дипломатического корпуса здания колонии строгого режима города Теджен в ноябре были отремонтированы.

d. Произвольный арест или задержание

Произвольный арест и содержание под стражей запрещены законом, однако по-прежнему представляли серьезную проблему. Persons arrested or detained are not entitled to challenge the legal basis or arbitrary nature of their detention while detained.

Роль полиции и органов безопасности

Министерство внутренних дел руководит деятельностью уголовной полиции, которая тесно сотрудничает с Министерством национальной безопасности в вопросах национальной безопасности и поддержания правопорядка. Министерство национальной безопасности оказывает влияние на кадровую политику других министерств, во многих случаях направляя предписания относительно назначений на должности, и обеспечивает выполнение президентских указов. Продолжали поступать сообщения о том, что Министерство национальной безопасности и уголовная полиция действовали безнаказанно, осуществляя уголовное преследование и притесняя незарегистрированные религиозные группы и отдельных граждан, предположительно критически относившихся к режиму. Отсутствовала какая-либо информация о том, проводила ли президентская комиссия, созданная в 2007 году для рассмотрения жалоб граждан о противоправных действиях, какие-либо расследования, в результате которых сотрудники сил безопасности привлекались бы к ответственности за злоупотребления. Отсутствовала национальная стратегия реформирования полиции и органов безопасности.

Порядок ареста и обращение с задержанными

При аресте подозреваемого в момент совершения преступления ордер на арест не требуется. Генеральный прокурор должен выдать ордер на арест в течение 72 часов с момента задержания. Если следственные органы не нашли доказательств вины задержанного и не предъявили ему официального обвинения в течение 10 дней с момента задержания, он должен быть освобожден из-под стражи, однако это требование не всегда соблюдалось. Если доказательства вины обнаружены, следствие может длиться до двух месяцев. Районный прокурор или прокурор национального уровня может продлить срок следствия до шести месяцев. Генеральный прокурор или заместитель генерального прокурора может продлить срок следствия не более чем на один год. По окончании следствия прокурор готовит обвинительное заключение и передает дело в суд. Суды, как правило, следовали этим процедурам, а прокуроры своевременно уведомляли задержанных о предъявленных им обвинениях.

Уголовно-процессуальный кодекс предусматривает систему освобождения под залог и поручительство, однако органы власти не применяли эти положения. Закон дает задержанным право непосредственно обратиться к самостоятельно выбранному адвокату после предъявления официального обвинения. Однако по ряду причин задержанные не во всех случаях имели возможность регулярно или своевременно обращаться к адвокату — как в силу незнания ими соответствующего положения закона или нарушения этого положения закона сотрудниками органов безопасности, так и потому, что обращение за официальной юридической помощью не являлось культурной нормой. В течение года органы власти отказывали некоторым задержанным в свидании с родственниками. Некоторые семьи не имели сведений о местонахождении своих задержанных родственников. Заключение с лишением права переписки и общения оставалось проблемой. Оставалось неясным, в какой степени органами власти нарушались процессуальные положения системы уголовного правосудия.

Произвольный арест. Закон трактует любую оппозицию правительству как измену родине. Признанных виновными в измене ожидало пожизненное заключение, и они не подлежали амнистии. В прошлом органы власти арестовывали лиц, выражавших критические или отличающиеся от официальных взгляды, и предъявляли им обвинения в экономических или уголовных преступлениях вместо обвинений в государственной измене.

Поступали сообщения о произвольных арестах и задержаниях. Часто задерживались правозащитники, журналисты, члены религиозных групп, представители этнических меньшинств и диссиденты, а также члены неправительственных организаций (НПО), которые общались с иностранцами.

По сведениям НПО «Форум 18», член религиозной организации «Свидетели Иеговы» Бахрам Хемдемов с марта 2015 года находился в заключении и отбывал четырехлетний срок в тюрьме г. Сейди по обвинению в разжигании религиозной розни во время мирного собрания членов этой организации.

В сентябре НПО «Форум 18» сообщила, что 10 членов организации «Свидетели Иеговы», отказывающиеся от прохождения обязательной военной службы по религиозным соображениям, были приговорены к двум годам исправительно-трудовой колонии. Власти опасались, что молодые люди могут воспользоваться системой прохождения альтернативной службы для уклонения от военной службы.

Предварительное заключение. В большинстве случаев закон допускает задержание подозреваемых на срок, не превышающий двух месяцев, но в исключительных случаях с разрешения генерального прокурора арест может быть продлен до одного года. В случае менее серьезных преступлений на расследование отводятся гораздо более короткие сроки. Органы власти редко выходили за пределы дозволенных законом сроков заключения под стражу до начала судебного процесса. В прошлом хроническая коррупция и громоздкие бюрократические процедуры приводили к длительным задержкам судебных разбирательств, но усилия, прилагаемые правительством в борьбе с коррупцией, а также создание Академии государственной службы с целью повышения квалификации госслужащих фактически устранили такие задержки. Получение принудительных признательных показаний также способствовало сокращению срока пребывания под стражей до начала судебного процесса. Обвиняемые имеют право обжаловать решение суда, но редко делали это, опасаясь возмездия.

Возможность обжаловать законность задержания в судебном порядке. Арестованные или задержанные лица не имеют права обжаловать юридические основания или произвольный характер задержания, находясь под стражей, и не имеют возможности добиться немедленного освобождения в случае незаконного задержания. Сообщений о немедленном освобождении незаконно задержанных лиц или выплате им компенсации не поступало. Незаконно арестованное или задержанное лицо может потребовать возмещения ущерба после освобождения. Сотрудники правоохранительных органов, признанные виновными в незаконном задержании или аресте, могут понести наказание в виде понижения в должности или отстранения от должности на срок до пяти лет, исправительных работ на срок до двух лет или лишения свободы на срок до восьми лет.

e. Отказ в справедливом и публичном судебном разбирательстве

Хотя закон предусматривает независимость судебных органов, последние контролируются органами исполнительной власти и подчиняются им. Отсутствовал законодательный контроль за назначением и увольнением судей президентом. Президент обладал исключительными полномочиями для увольнения любого судьи. Судебная власть повсеместно считалась коррумпированной и неэффективной.

Судопроизводство

Закон предусматривает надлежащие правовые процедуры для подсудимых, включая открытое судебное разбирательство, право присутствовать на судебном заседании, доступ к материалам обвинения, право вызова свидетелей, право на защиту адвоката, в том числе назначенного судом, если подсудимый не может сам оплатить услуги адвоката, а также право представлять свои интересы в суде. Однако власти нередко отказывали подсудимым в этих правах. Часто подсудимые не могли воспользоваться презумпцией невиновности. Публике позволяется присутствовать на большинстве судебных процессов, но некоторые процессы проходили в закрытом порядке, особенно те, в которых органы власти усматривали политическую подоплеку. Независимых адвокатов защиты было немного. Согласно уголовно-процессуальному кодексу, подсудимые должны присутствовать на судебных процессах и иметь возможность своевременно совещаться с адвокатом. Закон не устанавливает каких-либо ограничений в отношении доступа подсудимых к адвокату. Иногда суд отказывал подсудимым в возможности задать вопросы свидетелям обвинения, а также отказывал подсудимым и их адвокатам в доступе к материалам обвинения. В некоторых случаях суды отказывались приобщать к делу оправдательные доказательства, представляемые защитниками, даже если такие доказательства могли изменить исход судебного процесса. Суды не предоставляли переводчиков обвиняемым, не владевшим туркменским языком.

Даже в тех случаях, когда суды соблюдали процессуальные нормы, полномочия государственного обвинителя намного превышали полномочия защитника, что затрудняло доступ обвиняемого к правосудию. Стенограммы судебных заседаний зачастую были неточными или неполными, особенно когда было необходимо переводить показания подсудимых с русского языка на туркменский. Подсудимые могли опротестовывать решения нижестоящих судов и подавать президенту прошения о помиловании. Поступали достоверные сообщения о том, что судьи и прокуроры часто заранее определяли исход судебных процессов и приговоры.

Политические заключенные и лица, содержащиеся под стражей по политическим мотивам

Оппозиционные группы и некоторые международные организации утверждали, что в стране имеются политические заключенные и задержанные. Точное количество таких лиц, к которым относились и обвиняемые в якобы имевшем место покушении на бывшего президента Ниязова в 2002 году, оставалось неизвестным. Однако, по словам одного из международных представителей, в 2014 году власти утверждали, что после попытки государственного переворота были лишены свободы 104 человека и освобождены 32. Признанных виновными в государственной измене ожидало пожизненное заключение, и они не подлежали амнистии, но президент мог сократить им срок заключения. Власти продолжали утверждать, что никто из этих лиц не являлся политическим заключенным. Представителям гуманитарных и правозащитных организаций не разрешалось встречаться с этими заключенными.

В марте веб-сайт «Хроника Туркменистана» сообщил, что в тюрьме Овадан-Депе в феврале скончался Бегмурад Отузов. Как утверждали родственники, тело Отузова весило всего 45 килограмм и опознать его оказалось возможным только по родимому пятну. Согласно данным кампании «Докажите, что они живы!», в 2002 году Отузов был приговорен к 25 годам лишения свободы, причем суть предъявленных ему обвинений не разглашалась. На момент своего ареста в 2002 году Отузов был первым заместителем главы Лебапского велаята и председателем Совета по координации деятельности его правоохранительных и военных органов. Одно время он также занимал должности заместителя генерального прокурора и начальника следственного отдела в Министерстве внутренних дел.

В марте АНТ также сообщил о смерти Алламурата Аллакулиева. Аллакулиев вначале содержался в тюрьме Овадан-Депе, а затем был этапирован в колонию Акдаш Балканского велаята. О причине его смерти не сообщалось. Аллакулиев был начальником отдела в Комитете национальной безопасности. В 2002 году его приговорили к 18 годам лишения свободы по обвинению в «совершении тяжких преступлений».

Гражданско-правовые процедуры и средства судебной защиты

Система гражданского судопроизводства не являлась ни независимой, ни беспристрастной, поскольку все судьи назначались президентом. Согласно закону, доказательства, собранные во время расследования уголовного дела, могут быть использованы для обоснования гражданского иска в процессе, именуемом «гражданский иск в уголовном процессе». В прошлом сообщалось о взятках в системе гражданского судопроизводства с целью обеспечения принятия того или иного решения. В тех случаях, когда государственные интересы касались отдельных граждан, органы власти использовали административные рычаги для давления на суд при вынесении приговоров. Физические лица и организации могут обжаловать принятые не в их пользу решения в правозащитных организациях на региональном уровне, однако даже в случае успешного обжалования местные суды, как правило, не пересматривали свои решения.

Возврат имущества

Органы власти не обеспечивали последовательное применение положений законодательства, касающихся реституции или компенсации за конфискацию частной собственности. Органы власти продолжали сносить частные дома в рамках программы реконструкции города без выплаты владельцам надлежащих компенсаций. Жилье, предоставляемое переселенцам в качестве компенсации, часто имело меньшую площадь, чем сносимое, так как приусадебный участок не считался «полезной жилой площадью». Поступали достоверные сообщения о том, что некоторые жители не получили компенсаций. В тех случаях, когда предоставляемое в качестве компенсации жилье имело бóльшую жилую площадь, чем сносимое, с переселенцев требовали доплату за «дополнительную» площадь в размере 4200 манатов (1200 долл.США) за квадратный метр. Хотя для переселяемых домовладельцев существовал порядок подачи жалоб и апелляций, не представлялось возможным определить, каким образом этот процесс действовал на практике.

В мае веб-сайт «Хроника Туркменистана» сообщил, что в 2008 году 82-летний житель Ашхабада лишился своей квартиры, не получив за нее никакой компенсации. Он обращался с письменными жалобами во всевозможные официальные инстанции, включая Генеральную прокуратуру, Верховный суд, Национальный институт демократии и прав человека и к президенту. Аппарат президента перенаправил его письмо в Управление омбудсмена по правам человека. Как сообщается, из Управления омбудсмена пришел следующий ответ: «Да, ваши права были нарушены, но мы ничем не можем вам помочь в связи с нехваткой персонала».

f. Произвольное или незаконное нарушение неприкосновенности частной и семейной жизни, жилища или переписки

Хотя произвольное или незаконное нарушение неприкосновенности частной и семейной жизни, жилища и переписки запрещено конституцией и законодательством, власти зачастую игнорировали этот запрет. По сообщениям, власти проводили обыски в домах граждан без соответствующего решения суда или ордера.

Закон не регламентирует наблюдение, осуществляемое службой государственной безопасности, которая регулярно контролировала деятельность чиновников, граждан, оппонентов, лиц, критикующих правительство, и иностранцев. Сотрудники службы безопасности использовали слежку, прослушивание телефонных разговоров, электронное прослушивание и осведомителей. Органы власти часто опрашивали родителей студентов, обучающихся за рубежом, и иногда угрожали государственным служащим увольнением за общение с иностранцами.

Сообщалось, что органы власти перехватывали почту перед ее доставкой, а письма и посылки, доставленные в почтовые отделения, должны были оставаться незапечатанными для проверки государственными органами.

Лица, которые подвергались преследованию, задержанию или аресту со стороны органов власти, и их родственники сообщали, что их родных увольняли с работы и исключали из учебных заведений по распоряжению властей. Иногда родственников также задерживали и допрашивали.

Раздел 2. Соблюдение гражданских свобод, включая следующие:

a. Свобода выражения мнений, в том числе свобода прессы

Конституция гарантирует свободу выражения мнений, в том числе в печати, но правительство не обеспечивало соблюдение этого права.

Свобода самовыражения. Законодательство требует, чтобы политические партии позволяли представителям Центральной избирательной комиссии и Министерства юстиции присутствовать на их собраниях. Правительство предостерегало критически настроенных лиц от обсуждения проблем в области прав человека с зарубежными журналистами и другими иностранцами.

В течение года правительство обнародовало новые законы, согласно которым государственные служащие обязаны воздерживаться от публичных заявлений о деятельности правительства и руководителей страны, если выступление с подобными заявлениями не входит в их служебные обязанности. В этих законах также указано, что государственные служащие обязаны воздерживаться от публичных заявлений относительно стоимости товаров, работ и услуг, в том числе касающихся государственного бюджета, заимствования или задолженности.

В мае радио «Свободная Европа»/радио «Свобода» (РСЕ/РС) сообщило о задержании и допросе местными властями своего внештатного корреспондента Солтан Ачиловой, когда она попыталась сфотографировать церемонию возложения цветов, на которой присутствовал президент. В июне двое неизвестных напали на Ачилову, когда она навещала своих родственников в Марыйском велаяте. В тот же день сотрудники местной дорожной полиции забрали у ее родственников автомобиль, заявив, что не вернут его, пока Ачилова не уедет из велаята.

Свобода прессы и средств массовой информации. Правительство финансировало и контролировало издание книг и публикацию почти всех других печатных средств массовой информации и интернет-изданий. Еженедельная квазинезависимая газета «Рысгал» продолжала выходить, но ее статьи представляли собой в основном перепечатки материалов государственных средств массовой информации либо отражали мнения государственного информационного агентства. Продолжали действовать установленные государством ограничения на ввоз иностранной прессы, за исключением частной, но одобренной правительством турецкой газеты Zaman Turkmenistan, которая отражала взгляды государственных газет Туркменистана, и турецкого журнала Atavatan-Turkmenistan.

Правительство контролировало радио и государственное телевидение, но в стране были широко распространены спутниковые антенны, позволяющие принимать иностранные телевизионные программы. Международные организации и информационные агентства отмечали факты принудительного изъятия властями некоторых спутниковых тарелок с заменой на телекоммуникационные пакеты, такие как кабельные, ограничивающие доступ к некоторым каналам и определенной информации. Кроме того, граждане могли принимать международные радиопрограммы посредством спутниковой связи.

Сохранялся запрет, не позволявший негосударственным учреждениям подписываться на иностранные периодические издания, хотя экземпляры неполитических периодических изданий иногда появлялись на базарах. Правительство продолжало подписку на русскоязычные издания для государственных служащих, хотя для общественности эти публикации были недоступны.

Отсутствовали независимый контроль за аккредитацией средств массовой информации, критерии выдачи журналистских удостоверений, гарантии получения аккредитации при наличии свободного места и какие-либо меры защиты от лишения аккредитации по политическим мотивам. Правительство требовало, чтобы все иностранные корреспонденты подавали заявления на аккредитацию. Журналистам из других стран визы выдавались только для освещения определенных событий, таких как международные конференции и встречи на высшем уровне, на которых их деятельность могла контролироваться.

Насилие и преследования. Власти вели наблюдение за журналистами, критически относившимися к официальной политике правительства, и преследовали их. Поступали сообщения о том, что сотрудники правоохранительных органов преследовали гражданских журналистов, которые работали на иностранные средства массовой информации, и следили за ними, в частности, прослушивая их телефонные разговоры и ограничивая их выезд за границу. Гаспар Маталаев был задержан в 2016 году после публикации своего доклада об использовании принудительного и детского труда во время сбора хлопка. В мае Рабочая группа ООН по произвольным задержаниям установила, что содержание Гаспара Маталаева под стражей — это «целенаправленное действие, предпринятое властями Туркменистана против выдающегося защитника прав человека в этой стране».

Цензура или ограничения в отношении содержания. Закон запрещает цензуру и предусматривает свободу сбора и распространения информации, однако органы власти не соблюдали этот закон. Правительство продолжало осуществлять цензуру прессы и запрещать публикацию оппозиционных политических взглядов или критики президента. Местные журналисты и корреспонденты иностранных новостных агентств прибегали к самоцензуре, опасаясь ответных мер со стороны органов власти.

С целью регулирования печатной и копировальной деятельности в стране правительство обязало все издательства, типографии и копировальные центры регистрировать оборудование. Запрещались публикации на неугодные правительству темы, в том числе некоторых художественных произведений. Публикация, ввоз и распространение религиозной литературы допускается только с разрешения государственных органов власти. Запрещено ввозить в страну Коран и Библию.

Свобода пользования интернетом

Правительство продолжало контролировать электронную почту и деятельность граждан в интернете. Сообщалось, что Министерство национальной безопасности контролировало основной шлюз доступа к интернету, а на нескольких серверах с IP-адресами, зарегистрированными на Министерство связи, использовалось программное обеспечение, которое позволяло правительству записывать разговоры по протоколу VoIP, включать камеры и микрофоны и регистрировать нажатие клавиш клавиатуры. Власти блокировали доступ к веб-сайтам, которые считались сомнительными, включая YouTube, Twitter и Facebook, а также виртуальные частные сетевые соединения, включая принадлежащие дипломатическим миссиям и международным компаниям, и серьезно ограничивало доступ к другим веб-сайтам. Skype, закодированная VoIP-услуга была заблокирована на протяжении всего года.

По данным Международного союза электросвязи, в 2017 году интернетом пользовался 21 процент населения.

Академические свободы и культурные мероприятия

Органы власти не допускали критики государственной политики и президента в академических кругах и ограничивали возможности для исследований в областях, которые считались политически важными, таких как сравнительное правоведение, история, межэтнические отношения и теология. В 2015 году указом президента был установлен порядок сертифицирования правительством иностранных дипломов. Для официального признания иностранных дипломов выпускники должны заполнить форму заявления, представить сведения об истории своей семьи на протяжении трех поколений и сдать установленные в Туркменистане государственные экзамены по специальности. Как сообщали многие выпускники иностранных университетов, из-за столь длительного и сложного процесса они не смогли сертифицировать свои дипломы в Министерстве образования, и это не позволило им получить работу в государственных учреждениях. Некоторые выпускники сообщали, что чиновники министерства требовали взятки за сертификацию дипломов.

Министерство культуры подвергало цензуре и осуществляло контроль за всеми публичными выставками, включая музыкальные, художественные и культурные мероприятия. Правительство жестко контролировало постановку в государственных театрах пьес и представлений, и их количество было строго ограничено. Органы власти также строго контролировали просмотр фильмов, допуская в прокат только фильмы с дубляжом или субтитрами на туркменском и русском языках, за исключением фильмов, показ которых был организован иностранными посольствами.

b. Свобода мирных собраний и ассоциаций

Свобода мирных собраний

Конституция и законодательство предусматривают свободу собраний, но правительство ограничивало это право. В течение года органы власти либо не выдавали разрешений, обязательных для проведения общественных собраний и демонстраций, либо не позволяли незарегистрированным организациям проводить демонстрации. По данным организации «Форум 18», иногда полиция проводила рейды в домах, где проводились собрания членов религиозных групп, и задерживала их участников.

Согласно принятому в 2016 году закону Туркменистана «О свободе вероисповедания и религиозных организациях», в стране была запрещена деятельность незарегистрированных религиозных организаций.

Свобода ассоциаций

Хотя конституция и законодательство предусматривают свободу ассоциаций, правительство ограничивало это право. Закон требует, чтобы все НПО были зарегистрированы в Министерстве юстиции, а вся иностранная помощь координировалась Министерством иностранных дел. Деятельность незарегистрированных НПО карается штрафом, краткосрочным задержанием и конфискацией имущества. Закон требует, чтобы все религиозные группы регистрировались в Министерстве юстиции Туркменистана, и предусматривает систему штрафов для незарегистрированных групп, занимающихся религиозной деятельностью.

Международные организации признали независимыми лишь несколько из примерно 120 зарегистрированных НПО. Как сообщали НПО, правительство создало целый ряд административных препятствий для НПО, которые пытались зарегистрироваться. По имеющимся сообщениям, органы власти неоднократно отказывались принимать некоторые заявления по техническим причинам. Несколько организаций, ожидающих регистрации, нашли альтернативные способы осуществления своей деятельности, например, регистрировались в качестве коммерческих организаций или филиалов других, уже зарегистрированных групп, тогда как другие организации приостановили или ограничили свою деятельность. Хотя закон предусматривает определенные процедуры регистрации иностранной помощи, на практике НПО испытывали затруднения в регистрации двусторонней иностранной помощи в силу указа 2013 года, требующего такой регистрации.

Источники отмечали ряд барьеров, препятствовавших формированию и функционированию гражданского общества. К таким препятствиям относятся нормативно-правовые акты, которые позволяли Министерству юстиции направлять своих представителей на мероприятия и собрания ассоциаций, а также требования, обязывающие ассоциации уведомлять власти о планируемых мероприятиях.

В феврале 2017 года в государственной газете «Нейтральный Туркменистан» были опубликованы поправки и изменения к Закону об общественных объединениях. В частности, действие данного закона распространяется на религиозные организации, некоммерческие объединения и политические партии; основатели общественных объединений должны быть гражданами Туркменистана; закон запрещает общественным объединениям представлять и защищать права других граждан, в том числе право участвовать в выборах; спонсорская помощь общественным объединениям может оказываться юридическими лицами, в том числе иностранными некоммерческими организациями.

Свобода вероисповедания

См. доклад Государственного департамента США о свободе вероисповедания в странах мира, International Religious Freedom Report, по ссылке www.state.gov/religiousfreedomreport

Свобода передвижения

Конституция и законодательство не обеспечивают полной свободы передвижения. Власти не сотрудничали с Управлением Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ).

Передвижение внутри страны. Закон обязывает граждан иметь внутренние паспорта и прописку. Лица, проживающие или работающие без прописки, подлежат принудительному перемещению на место регистрации. Продолжало действовать требование, в соответствии с которым все иностранцы должны были получать разрешение на посещение приграничных районов.

В августе РСЕ/РС сообщило, что полиция Ашхабада «зачистила» город от трудовых мигрантов из сельской местности, выслав их назад в велаяты по месту регистрации. Как сообщалось, полиция проводила такого рода рейды по зачистке во время Азиатских игр по боевым искусствам и состязаниям в помещениях в сентябре 2017 года, а также во время сентябрьского международного авторалли «Амуль-Хазар».

Двойное гражданство запрещено законом. С 2015 года все лица с двойным гражданством должны были отказаться от одного из них, если хотели иметь возможность выезжать за границу. Процедура отказа от гражданства Туркменистана не отличается прозрачностью и может занимать до одного года.

Выезд за границу. Власти продолжали препятствовать выезду некоторых граждан из страны, руководствуясь Законом о миграции. Закон гласит, что гражданину Туркменистана может быть запрещен выезд за границу, «если его выезд противоречит интересам национальной безопасности Туркменистана». По сообщениям участников кампании «Докажите, что они живы!», любой из правоохранительных органов страны может ходатайствовать о введении запрета на выезд гражданина из страны; кроме того, в выезде из страны может быть отказано различным категориям лиц, в том числе: молодым людям призывного возраста; лицам, против которых возбуждено уголовное дело, в отношении которых предъявлен гражданский иск или которые находятся под административным надзором полиции; родственникам лиц, осужденных и отбывающих наказание по обвинениям, связанным с якобы имевшим место в 2002 году покушением на убийство бывшего президента страны; а также журналистам, активистам гражданского общества и их родственникам. Хотя власти отрицали существование «черного списка» граждан страны, которым запрещен выезд за границу, АНТ сообщил о том, что такой список существует и содержит приблизительно 17 000 имен. Согласно разным источникам, в большинстве случаев остановленным на границе выезжающим сообщалось о том, что им запрещен выезд за границу только из данного аэропорта без объяснения причин такого запрета. Некоторым лицам впоследствии удалось получить от Государственной миграционной службы (ГМС) соответствующий документ, в котором говорилось, что им не разрешен выезд из страны, но не указывалось, чем обоснован этот запрет. В некоторых случаях власти вначале отказывали гражданам в выезде из страны, но через несколько дней, а иногда и через несколько недель, этим лицам был разрешен выезд без объяснений причины задержки.

Власти обычно не разрешали гражданам выезжать за границу по программам, финансируемым иностранными правительствами, если соответствующая программа не была предварительно утверждена Министерством иностранных дел. Сотрудники миграционной службы часто останавливали «неутвержденных» выезжающих в аэропорту и не разрешали им выезжать из страны. В некоторых случаях даже тем, кто собирался выехать за границу в рамках утвержденных программ, запрещалось выезжать из страны, либо выезд задерживался.

Законом установлены ограничения в отношении выезда из страны любого гражданина, который имел доступ к государственной тайне, сообщал ложные личные данные, совершил тяжкое преступление, находился под наблюдением, может стать жертвой торговли людьми, ранее нарушал закон страны назначения, или выезд которого из страны противоречит интересам национальной безопасности. В некоторых случаях закон предусматривает определенный срок действия запрета на выезд из страны, а также штрафы за нарушение этого срока. Бывшим сотрудникам государственных организаций, имевшим доступ к государственной тайне, выезд за рубеж запрещен в течение пяти лет после увольнения с государственной службы. Закон позволяет органам власти отказывать в выезде за рубеж лицам, освобожденным по президентской амнистии, на срок до двух лет. Закон также позволяет правительству устанавливать ограничения, касающиеся получения образования по отдельным профессиям и специальностям.

В марте 2017 года ГМС сократила срок действия загранпаспортов с десяти до пяти лет.

В своем ежегодном отчете за 2016-17 годы МА сообщила, что на практике сохранялись необоснованные ограничения права на выезд за границу. По информации МА, эти ограничения применялись властями, в частности, к родственникам обвиняемых в причастности к якобы имевшей место попытке убийства на тот момент президента Ниязова в 2002 году, родственникам оппозиционных деятелей, проживающих за рубежом, активистам гражданского общества, студентам, журналистам и бывшим трудовым мигрантам.

Согласно поступившим сообщениям, Министерство труда и социальной защиты населения получило указание отказывать в выплате пособий детям, родители которых надолго выехали из страны. Неизвестно, было ли это указание выполнено, но по-видимому оно соответствовало разработанному по мнению обозревателей, в том числе РСЕ/РС, плану властей по возвращению в страну выехавших из нее трудовых мигрантов. В апреле РСЕ/РС сообщило об этих мерах и сделало вывод, что их целью были выехавшие из страны трудовые мигранты.

Ссылка. Закон предусматривает внутреннюю ссылку. Сосланное лицо должно проживать в определенном месте в течение установленного срока продолжительностью от двух до пяти лет.

Защита беженцев

Формально существует система предоставления статуса беженца, однако фактически она не использовалась. В 2009 году правительство взяло на себя обязательство перед УВКБ по определению статуса беженца, однако с тех пор такой статус никому не предоставлялся. УВКБ имело статус наблюдателя на проводимых правительством слушаниях по определению статуса беженца. С 2005 года в стране не было официально зарегистрировано ни одного нового соискателя статуса беженца. По сообщению УВКБ, в октябре 2017 года в стране проживало 22 человека со статусом мандатного беженца УВКБ. Все они в период с 1998 по 2002 гг. в индивидуальном порядке были признаны подмандатными УВКБ лицами. Беженцы, получившие удостоверения УВКБ, должны каждый год продлевать их в государственных органах. В течение года ни одному мандатному беженцу в стране не было предоставлено гражданства.

Доступ к убежищу. Законодательством страны предусмотрено предоставление убежища или статуса беженца, и правительством создана система, обеспечивающая защиту беженцев. Убежище в стране не предоставлялось с 2005 года.

Лица без гражданства

В стране проживало значительное число граждан бывшего СССР, которые в результате распада Советского Союза остались без гражданства. Последний подсчет такого контингента граждан проводился УВКБ в 2015 году, и на это время в стране насчитывалось 7111 лиц без гражданства и с неустановленным гражданством. Информация о количестве лиц без гражданства, одновременно являвшихся беженцами, отсутствовала. Основанием для получения гражданства чаще всего является гражданство родителей. Требование, в соответствии с которым заявители на получение гражданства обязаны доказать, что не являются гражданами другой страны, препятствовало установлению гражданства лиц без документов. Однако по оценкам УВКБ, за последние 10 лет гражданство было предоставлено примерно 18 000 лиц без гражданства. В сентябре гражданство было предоставлено 735 лицам без гражданства. Закон позволяет лицам без гражданства на законных основаниях проживать в стране и выезжать за рубеж, имея при себе официальное удостоверение личности и проездные документы.

Не имеющие документов лица без гражданства не могли получать государственные пособия, льготы и образование и не имели возможности устроиться на работу.

Раздел 3. Свобода участия в политическом процессе

Несмотря на то, что конституция наделяет граждан страны правом выбирать правительство путем периодически проводимых выборов, основанных на всеобщем и равном избирательном праве, в стране до сих пор не было свободных и справедливых выборов. Реальной оппозиции президенту не существовало, а альтернативные кандидаты выдвигались производными партийными структурами, такими как контролируемый государством Союз промышленников и предпринимателей, либо являлись членами отдельных инициативных групп. Выборы проводились путем тайного голосования. Согласно Конституции, страна является светским демократическим государством, в котором государственное правление осуществляется в форме президентской республики. Она предусматривает распределение полномочий между разными ветвями власти, но наделяет институт президентства несоразмерными правами. Президент по-прежнему обладал практически абсолютной властью в стране. Как считает ОБСЕ, закон о выборах не соответствует стандартам этой организации.

Выборы и участие в политической жизни

В 2016 году парламент ратифицировал новую конституцию, согласно которой срок президентских полномочий был продлен с пяти до семи лет, ранее существовавшие ограничения в отношении количества сроков пребывания у власти были сняты.

Последние выборы. По результатам президентских выборов, проходивших в феврале 2017 года, президент Гурбангулы Бердымухамедов получил 97,69 процента голосов.

Для наблюдения за проведением выборов властями были приглашены Миссия по оценке выборов (МОВ) ОБСЕ/БДИПЧ, представители Исполнительного комитета Содружества независимых государств, Шанхайской организации сотрудничества и Организации исламского сотрудничества. Согласно заявлению Миссии по оценке выборов ОБСЕ/БДИПЧ, «президентские выборы проходили в строго контролируемой политической обстановке. Доминирующее положение действующего президента и отсутствие подлинной оппозиции и разумного плюрализма ограничивают выбор избирателей. Отсутствие четких положений по ключевым аспектам избирательного процесса отрицательно сказалось на управлении выборов, особенно на более низких уровнях.

В марте были избраны 125 членов парламента (меджлиса), 240 представителей областного уровня (велаятов), 1200 представителей районного уровня от Народных советов (халк махаслатов) и 5900 представителей поселкового уровня (генгешликов). В ходе этих выборов в парламент была избрана 31 женщина.

Группа МОВ ОБСЕ/БДИПЧ, наблюдавшая за ходом выборов, в мае сообщила, что «на выборах отсутствовали важные признаки подлинно демократического избирательного процесса. Политическая атмосфера носит лишь номинально плюралистический характер, а основные свободы были жестко ограничены. Несмотря на предпринятые попытки продемонстрировать прозрачность, честное проведение выборов не было обеспечено, что ставит под сомнение достоверность их результатов».

Политические партии и участие в политической деятельности. Для действительно независимых политических партий Закон существенно затрудняет организацию, выдвижение кандидатов и проведение предвыборных кампаний, поскольку наделяет Министерство юстиции широкими полномочиями во всем, что касается процесса регистрации и контроля за партийными собраниями. Закон запрещает создание политических партий на религиозной, региональной или профессиональной основе, а также партий, которые «нарушают нормы нравственности». Закон не объясняет, каким образом партия может обжаловать ее закрытие правительством. Закон позволяет общественным объединениям и организациям выдвигать кандидатов на выборные должности. Государственные СМИ освещали деятельность президента Бердымухамедова, Демократической партии, Партии промышленников и предпринимателей, Аграрной партии, а также ремесленных и профессиональных союзов.

В стране не было ни организованной оппозиции, ни независимых политических групп. Тремя зарегистрированными политическими партиями являлись находящаяся у власти Демократическая партия (бывшая Коммунистическая партия), Партия промышленников и предпринимателей и Аграрная партия. Каждая из этих партий, которые по своей ориентации являлись проправительственными, выдвинула своего кандидата для участия в назначенных на февраль президентских выборах. Инициативные группы выдвинули еще шестерых кандидатов, участвующих в выборах в качестве независимых кандидатов. Формально правительство не запрещало членство в других политических организациях, но сообщения о лицах, заявлявших о членстве в каких-либо политических организациях помимо этих трех партий, не поступали. Органы власти не позволяли оппозиционным движениям, базирующимся за пределами страны, включая Народное демократическое движение Туркменистана, Республиканскую партию Туркменистана и общественно-политическое движение «Ватан» («Отечество»), осуществлять деятельность на территории страны.

Участие женщин и меньшинств. Женщины занимали важные государственные посты, в том числе спикера парламента, однако в Кабинете министров, состоящем из 12 человек, состояла только одна женщина (заместитель председателя кабинета министров по вопросам культуры, телевидения и СМИ). При назначении на государственные должности правительство отдавало предпочтение этническим туркменам, но представители этнических меньшинств занимали несколько важных государственных должностей. Члены крупнейшего в стране племени ахал-теке, к которому принадлежит президент, играли наиболее заметную роль в культурной и политической жизни.

Раздел 4. Коррупция и недостаточная прозрачность государственных органов

Несмотря на то что закон предусматривает уголовное наказание за коррупцию в официальных органах, правительство не применяло данный закон эффективно, и чиновники зачастую совершали коррупционные действия безнаказанно. Коррупция имела место в силовых структурах, а также во всех социальных и экономических секторах. Факторы, способствующие коррупции, включали систему покровительства, низкую заработную плату в государственных учреждениях, которая во второй половине года выплачивалась с задержкой до трех месяцев, отсутствие прозрачности и отчетности в налогово-бюджетной сфере, отсутствие публикуемых макроэкономических данных, а также опасение репрессий со стороны правительства в отношении гражданина, решившегося заявить о факте коррупции. Согласно данным организации Freedom House и показателям эффективности государственного управления Всемирного банка, в стране существовала серьезная проблема коррупции.

Коррупция. В течение года по подозрению в коррупции были арестованы бывший министр сельского и водного хозяйства, бывший заместитель председателя Государственного комитета по телевидению и радиовещанию и кинематографии, а также 30 сотрудников Министерства труда и социальной защиты населения. Министр национальной безопасности был уволен по подозрению в коррупции спустя пять месяцев пребывания в должности.

Раскрытие финансовой информации. Закон не обязывает выбранных или назначенных чиновников раскрывать информацию о своих доходах и имуществе. Требования о раскрытии финансовой информации не являются прозрачными и не соответствуют международным нормам. Государственные предприятия не обязаны представлять финансовую отчетность даже своим иностранным партнерам. Финансовые проверки зачастую проводятся местными аудиторами, а не всемирно признанными компаниями.

Раздел 5. Отношение органов власти к расследованиям предполагаемых нарушений прав человека, проводимым международными и неправительственными организациями

В стране не было местных правозащитных НПО, поскольку правительство отказывалось регистрировать такие организации, а также в силу ограничений, ставящих вне закона деятельность незарегистрированных организаций. Правительство продолжало контролировать неполитические, социальные и культурные организации.

Организация Объединенных Наций и другие международные организации. Ни одна международная правозащитная НПО не присутствовала в стране постоянно, хотя власти разрешили международным организациям, таким как ОБСЕ, иметь постоянные миссии. Правительство дало разрешение ОБСЕ на проведение семинаров и совершение ознакомительных поездок, связанных с правами заключенных, правами женщин, свободой вероисповедания, надлежащим управлением и свободой средств массовой информации. Правительство сотрудничало с Международной организацией по миграции и УВКБ, у которых в стране больше не было постоянных миссий, по вопросам миграции и отсутствия гражданства. Установленные правительством ограничения в отношении свободы слова, печати и объединений значительно сужали возможности международных организаций в вопросах изучения, понимания и полной оценки политики и практики правительства в сфере прав человека.

Власти никак не ограничивали доступ в Центр ОБСЕ. Сообщений о том, что власти препятствуют контактам граждан с другими международными организациями, не поступало.

Государственные органы по правам человека. В июле Национальный институт демократии и прав человека, являющийся государственным учреждением, сменил название на Институт государства, права и демократии. Он не является независимой организацией, и его возможности по защите прав граждан были ограничены. Этот институт был создан в 1996 году с целью содействия демократизации. Межведомственная комиссия по обеспечению выполнения международных обязательств Туркменистана в области прав человека и международного гуманитарного права собиралась два раза в год, чтобы координировать реализацию ограниченного числа рекомендаций международных правозащитных организаций. Парламентский Комитет по защите прав и свобод человека осуществляет надзор за исполнением законов в области прав человека и сотрудничает с Программой развития ООН в процессе разработки Национального плана действий в области прав человека.

В марте 2017 года кандидатура Яздурсун Гурбанназаровой на должность уполномоченного (омбудсмена) по правам человека была утверждена парламентом, и она приступила к выполнению своих обязанностей, будучи первой женщиной на этом посту. Согласно закону уполномоченный представитель по правам человека назначается президентом и утверждается парламентом. В соответствии с этим законом омбудсмен уполномочен принимать к рассмотрению и рассматривать подаваемые гражданами жалобы о нарушении прав человека, проверять сведения о фактах нарушений с целью их подтверждения или опровержения и разъяснять заявителям законные средства защиты их прав и свобод. Омбудсмен ежегодно представляет на рассмотрение президента доклад о своей деятельности и о ситуации в области прав человека в стране, выступает с ним перед парламентом. Ежегодный доклад Омбудсмена освещается в средствах массовой информации Туркменистана. Омбудсмен обладает правовым иммунитетом и не может быть привлечен к уголовной или административной ответственности, задержан или помещен под стражу в связи с исполнением им служебных обязанностей.

В июне Гурбанназарова опубликовала свой первый ежегодный доклад омбудсмена. По мнению обозревателей, в 48-страничном докладе не содержалось каких-либо предметных рекомендаций касательно прав человека. Из 254 поданных письменных жалоб было удовлетворено только 25.

Раздел 6. Дискриминация, насилие в обществе, торговля людьми

Женщины

Изнасилование и бытовое насилие. Закон предусматривает уголовное наказание за изнасилование в виде тюремного заключения сроком от трех до десяти лет. Изнасилование потерпевшей, не достигшей четырнадцатилетнего возраста, наказывается лишением свободы сроком от 10 до 25 лет. Культурные предубеждения, препятствующие сообщению об изнасиловании или признанию самого факта, затрудняли определение масштаба проблемы.

Закон запрещает бытовое насилие, включая жестокость одного супруга по отношению к другому, и предусматривает в Уголовном кодексе положения, касающиеся умышленного причинения вреда здоровью. Меры наказания зависят от степени повреждений и варьируются от штрафов до лишения свободы на срок 15 лет, хотя на практике соблюдение закона обеспечивалось непоследовательно. Единичные сообщения о бытовом насилии против женщин поступали достаточно часто; большинство жертв бытового насилия хранили молчание, поскольку не знали о своих правах или опасались еще большего насилия со стороны мужей или родственников.

Сексуальное домогательство. Законы, прямо запрещающие сексуальное домогательство, отсутствуют, и поступали сообщения, позволяющие предположить существование сексуального домогательства на рабочем месте.

Принудительное ограничение рождаемости. Не было никаких сообщений о принудительных абортах или принудительной стерилизации.

Дискриминация. Согласно закону женщины полностью равноправны с мужчинами, включая равную оплату труда, доступ к кредитам, возможность создавать бизнес и владеть им, а также возможность устройства на государственную должность. Тем не менее из-за культурных предубеждений женщины продолжали подвергаться дискриминации, и положения законодательства не применялись достаточно последовательно. Правительство ограничивало участие женщин в некоторых опасных или экологически небезопасных работах. Правительство не признавало и не рассматривало факты дискриминации в отношении женщин и не сообщало о них.

Дети

Регистрация рождения. По закону ребенок получает гражданство на основании гражданства одного из родителей. Ребенок, родившийся у лиц без гражданства, имеющих статус постоянных резидентов страны, также считается гражданином.

Образование. Образование является бесплатным, обязательным и всеобщим до 10-го или 11-го класса включительно, в зависимости от того, в каком возрасте ребенок начал учиться в школе. Поступали сообщения о том, что в некоторых сельских районах родители забирали девочек из школы, начиная даже с 9-летнего возраста, чтобы они работали дома.

Жестокое обращение с детьми. В 2015 году Комитет ООН по правам ребенка обратился к правительству с просьбой усовершенствовать порядок сбора данных о правах детей, отменить ограничения, установленные в отношении общественных организаций, защищающих права детей, обеспечить доступ детей к интернету и международным источникам информации, создать механизм, при помощи которого дети, лишенные прав и свобод во всех отношениях, могли бы подавать жалобы, рассмотреть вопрос о создании централизованной системы регистрации усыновления ребенка и ратифицировать Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка.

Ранние браки и принудительное вступление в брак. Минимальный возраст вступления в брак составляет 18 лет. Согласно докладу ЮНИСЕФ о положении детей в мире за 2017 год, 6 процентов женщин в возрасте 20–24 лет впервые выходили замуж до достижения 18 лет.

Сексуальная эксплуатация детей. Официально установленный в стране возраст согласия — 16 лет. Закон запрещает производство порнографических материалов или объектов с целью распространения, рекламы или торговли в распечатанном виде, кино- и видеофильмов, изображений или других объектов порнографического характера, включая все вышеперечисленное с участием детей.

Международные похищения детей. Страна является участником Гаагской конвенции 1980 года о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей. См. ежегодный доклад Государственного департамента США о международных похищениях детей родителями, Annual Report on International Parental Child Abduction: https://travel.state.gov/content/travel/en/International-Parental-Child-Abduction/for-providers/legal-reports-and-data.html.

Антисемитизм

В стране отсутствует организованная еврейская община. По данным на 2016 год, в Ашхабаде проживает от 200 до 250 евреев. Сообщений о проявлениях антисемитизма не поступало.

Торговля людьми

См. доклад Государственного департамента США о торговле людьми, Trafficking in Persons Report: www.state.gov/j/tip/rls/tiprpt/.

Лица с ограниченными возможностями

Закон запрещает дискриминацию в сфере занятости, образования, доступа к здравоохранению и иным видам государственных услуг, а также в других сферах в отношении лиц с физической инвалидностью, сенсорными нарушениями, нарушениями интеллектуальных функций или психическими расстройствами. Несмотря на этот закон, лица с ограниченными возможностями сталкивались с дискриминацией, им отказывали в приеме на работу, образовании, доступе к здравоохранению и иным видам государственных услуг из-за укоренившихся культурных предубеждений.

Правительство предоставляло лицам с ограниченными возможностями субсидии и пенсии, но этой помощи не хватало для удовлетворения основных потребностей. Правительство рассматривало лиц с ограниченными возможностями, получающих субсидии, как трудоустроенных, а потому не имеющих права на получение работы в государственных организациях, которые являются крупнейшим источником рабочих мест в стране.

По сведениям информагентства Chronicles государственных медучреждений давали неофициальные указания не продлевать статус инвалидности пациентов. Как сообщалось, основной причиной было стремление сократить расходы государства на социальные пособия. Информагентство Chronicles также сообщало, что лицам с ограниченными возможностями предлагали не продлевать статус до 2018 года. Лица с ограниченными возможностями должны были ежегодно проходить освидетельствование для продления статуса инвалидности, за исключением случаев, когда они являются инвалидами с рождения или 10 лет подряд проходят такую медицинскую комиссию.

Некоторые учащиеся с ограниченными возможностями не могли получать образование из-за отсутствия квалифицированных преподавателей, а также потому, что учебные заведения были для них физически недоступны.

Хотя закон требует, чтобы в новых строительных проектах были предусмотрены приспособления, обеспечивающие доступ для лиц с ограниченными возможностями, этот закон соблюдался не всегда, а старые здания оставались недоступными для таких лиц.

Национальные, расовые и этнические меньшинства

Закон предусматривает равные права и свободы для всех граждан.

Закон определяет туркменский язык как официальный, хотя и учитывает права говорящих на других языках национальных меньшинств. Русский язык был по-прежнему широко распространен в коммерции и в повседневной жизни в столице, хотя правительство продолжало кампанию по переводу всего официального делопроизводства на туркменский язык. В 2017 году сотрудники министерств должны были сдать экзамен, демонстрирующий их способность обсуждать профессиональную тематику на туркменском языке, и тех, кто этот экзамен сдать не смог, увольняли. Правительство выделяло средства на обучение туркменскому языку лиц, говорящих на других языках, только в начальной и средней школе.

Лица, говорящие на других языках, отмечали, что в ряде областей возможность продвижения по службе у них отсутствовала, и лишь несколько лиц нетуркменской национальности занимали высокие должности в правительстве. В некоторых случаях кандидаты на государственные должности должны были представить информацию о национальной принадлежности трех поколений своих предков.

Меньшинства пытались зарегистрировать НПО с целью получения юридического статуса для проведения культурных мероприятий, но в течение года ни одна группа, представляющая какое-либо меньшинство, не смогла зарегистрироваться.

Акты насилия, дискриминация и прочие злоупотребления, связанные с сексуальной ориентацией и гендерной самоидентификацией

Гомосексуальные отношения между мужчинами являются противозаконными согласно статье 135 Уголовного кодекса, по которой предусмотрено тюремное заключение сроком до двух лет и возможное дополнительное отбывание наказания в трудовом лагере сроком от двух до пяти лет. Закон также предусматривает лишение свободы до 20 лет за повторные акты мужеложства, гомосексуальные действия с несовершеннолетними или распространение ВИЧ или других инфекций, передаваемых половым путем, через однополые контакты. В законе не упоминаются однополые сексуальные контакты между женщинами. Положения закона применялись выборочно. Антидискриминационные законы не применяются в отношении лесбиянок, геев, бисексуалов, трансгендеров и интерсексуалов (ЛГБТИ). Общество не признавало трансгендерных лиц, и правительство не обеспечивало никакой юридической защиты или признания их гендерной самоидентификации.

Поступали сообщения о задержании, угрозах и иных случаях нарушения прав человека, связанных с сексуальной ориентацией и гендерной самоидентификацией. Социальная стигматизация препятствовала появлению сообщений об инцидентах, связанных с членами сообщества ЛГБТИ.

Другие формы социального насилия или дискриминации

Поступали сообщения о случаях дискриминации и насилия в отношении некоторых религиозных меньшинств, многие из которых официально именовались «сектами», в том числе «Свидетели Иеговы». Власти обычно поддерживали такие действия или попустительствовали им.

Раздел 7. Права работников

Свобода ассоциаций и право на коллективные переговоры

Закон предоставляет работникам право на создание независимых союзов и на заключение коллективных договоров с работодателями. Закон запрещает проведение забастовок работниками. Закон не запрещает дискриминацию в отношении членов и организаторов профсоюзов. Отсутствуют механизмы рассмотрения жалоб на дискриминацию, а закон не предусматривает восстановления на работе лиц, уволенных за профсоюзную деятельность.

Правительство не соблюдало принцип свободы объединений и право на заключение коллективных договоров и не обеспечивало эффективное применение закона. Не предусмотрено никаких штрафов для предотвращения нарушений в этой сфере. Все ремесленные и профессиональные союзы контролировались правительством и не могли принимать самостоятельных решений в отношении собственной деятельности. Власти не позволяли частным лицам создавать независимые профсоюзы. В стране не было профсоюзных НПО.

Запрет на использование принудительного или подневольного труда

Закон запрещает любые формы принудительного или подневольного труда. Закон допускает использование принудительного труда в качестве наказания за совершение уголовных преступлений, и содержит требование, в соответствии с которым место работы осужденных и вид выполняемой ими работы определяются администрацией исправительного учреждения, а это означает, что потенциально они могут работать также на частных предприятиях. Принудительный труд может также использоваться в качестве меры наказания за клевету и за нарушение установленного порядка организации собраний, митингов или демонстраций.

Закон предусматривает расследование предполагаемых случаев принуждения к труду и торговли людьми, а также привлечение к ответственности и наказание лиц, виновных в таких правонарушениях. Ресурсы, контроль и средства защиты были недостаточными. Наказания за нарушения, включая штрафы в размере до 2000 манатов (570 долл. США) или приостановление деятельности работодателя на срок до трех месяцев, применялись непоследовательно и были недостаточными для предотвращения таких правонарушений. Правительство сообщало о проведении расследований и осуждении лиц, признанных виновными в торговле людьми. Строительные рабочие, занятые в неофициальном секторе, не были защищены от принуждения к труду; также их принуждали к труду в хлопковой отрасли по распоряжению правительства. Стараясь выполнить установленные правительством нормы сбора хлопка, местные власти принуждали студентов вузов, работников учреждений частного сектора, военнослужащих и государственных служащих собирать хлопок бесплатно и под угрозой наказания.

См. также доклад Государственного департамента США о торговле людьми, Trafficking in Persons Report: www.state.gov/j/tip/rls/tiprpt/.

Запрет на использование детского труда, минимальный возраст для работы по найму

В течение года властями были внесены изменения в Трудовой кодекс, согласно которым минимальный возраст, по достижении которого лицо может заключать трудовое соглашение/договор, был увеличен с 16 до 18 лет. Тем не менее лицо, достигшее 15 лет, может работать от четырех до шести часов в день, но не более 24 часов в неделю, с разрешения родителей и профсоюзов. Закон запрещает детям в возрасте от 16 до 18 лет работать более шести часов в день, или 36 часов в неделю. Закон также запрещает детям работать сверхурочно либо в период с 22.00 до 06.00 часов и защищает детей от эксплуатации на рабочем месте. Президентский указ запрещает детский труд во всех сферах и, в частности, гласит, что детям не разрешается участвовать в сборе хлопка.

По сообщениям, ресурсы, контроль и средства защиты были достаточными для обеспечения соблюдения запрета на детский труд. Наказания за нарушения, включая штрафы в размере до 2000 манатов (570 долл. США) или приостановление деятельности работодателя на срок до трех месяцев, применялись и были достаточными для предотвращения правонарушений. Министерство юстиции и Генеральная прокуратура активно применяли указ президента от 2005 года, запрещающий использование детского труда.

Дискриминация в сфере занятости и профессиональной деятельности

Закон запрещает дискриминацию по признаку гражданства, расовой принадлежности, пола, происхождения, языка, религии, инвалидности, наличия ВИЧ-инфекции или других инфекционных заболеваний, политических убеждений и социального положения. Власти не всегда эффективно обеспечивали соблюдение данного закона, в котором не предусмотрены наказания за дискриминацию по этим признакам, за исключением инвалидности; дискриминация против лиц с ограниченными возможностями наказуема штрафом в размере от 203 до 2000 манатов (от 58 до 570 долл. США) и временным приостановлением деятельности на срок до трех месяцев. Закон не запрещает дискриминацию по возрасту, в связи с сексуальной ориентацией или половой самоидентификацией.

Во всех секторах экономики и в сфере государственного управления была широко распространена дискриминация в области занятости и профессиональной деятельности по признаку пола, языка и инвалидности (см. раздел 6). Кандидаты на некоторые государственные должности должны были сдать тест на знание туркменского языка, а предоставление сведений об истории своей семьи на протяжении трех поколений является обязательным требованием при трудоустройстве на любую государственную должность. Как сообщали представители гражданского общества, в стране сохранялись глубоко укоренившиеся культурные предубеждения в отношении занимания женщинами руководящих и влиятельных должностей, вследствие чего некоторым женщинам трудно было устраиваться на руководящие должности в силу гендерной принадлежности. Несмотря на то что вступивший в силу в 2013 году кодекс «О социальной защите населения» устанавливает порядок социальной защиты лиц с ограниченными возможностями, а также квоты рабочих мест для таких лиц и порядок трудоустройства на эти рабочие места, этот законодательный акт не применялся достаточно широко. Согласно информации, полученной от членов сообщества по защите прав инвалидов, лица с ограниченными возможностями, как правило, не могли получить устраивающую их работу из-за неофициальной дискриминации. Сведений о дискриминации в отношении работающих внутренних мигрантов не поступало.

В январе Министерство труда и социальной защиты населения выпустило положение, требующее от компаний оставлять 5 процентов рабочих мест для лиц с ограниченными возможностями и родителей-одиночек, имеющих большие семьи с детьми до 18 лет или детьми-инвалидами.

e. Приемлемые условия труда

По данным на январь минимальная месячная заработная плата во всех секторах составляла примерно 715 манатов (205 долл. США). В январе указом президента размер заработной платы был увеличен на 10 процентов. Официальная оценка прожиточного минимума отсутствовала. По закону стандартная рабочая неделя составляет 40 часов, суббота и воскресенье — выходные. Закон гласит, что сверхурочный труд или работа в праздничные и выходные дни должны оплачиваться в двойном размере. Продолжительность сверхурочного труда не может превышать 120 часов в год и четырех часов в течение двух дней подряд. Закон запрещает беременным женщинам, женщинам с детьми до трех лет, женщинам с детьми-инвалидами в возрасте до 16 лет и родителям-одиночкам с двумя или более детьми работать сверхурочно.

Законом предусмотрен декретный отпуск, включающий дородовой отпуск и послеродовой отпуск. Мать имеет право находиться до трех лет в неоплачиваемом отпуске по уходу за ребенком.

В течение года власти не публиковали никаких данных о безработице.

Закон предусматривает ежегодный оплачиваемый отпуск не менее 30 дней для государственных служащих, 45 дней для преподавателей всех видов учебных учреждений и 55 дней для преподавателей вузов. Закон предусматривает 10-дневный оплачиваемый отпуск для молодоженов и их родителей для подготовки к свадьбе. Работникам также предоставляется 10-дневный оплачиваемый отпуск на похороны и поминальные мероприятия в случае смерти близкого родственника. По достижении 62 лет граждане получают право на три дополнительных дня оплачиваемого отпуска.

Правительством не установлена система стандартов гигиены труда и техники безопасности. Государственная инспекция труда отсутствует. Однако в государственных профсоюзах работало 14 инспекторов по проверке условий труда, уполномоченных направлять предписания в государственные отрасли. По закону профсоюзные инспекторы не могут налагать штрафы, и не существует каких-либо механизмов, обеспечивающих выполнение предписаний об устранении нарушений.

Правительством было установлено требование, в соответствии с которым государственные служащие и многие работники частного сектора должны были работать по 10 часов в день или шестой день недели без компенсации. Сообщалось, что многие работники государственного сектора отрабатывали не менее половины рабочего дня по субботам. Законы, регулирующие оплату сверхурочной работы и работы в выходные дни, фактически не соблюдались. Не существовало четко установленных штрафных санкций за нарушение положений закона о размере оплаты труда и продолжительности рабочего дня, и не существовало государственного ведомства, которое отвечало бы за контроль за соблюдением закона.

Работодатели не обеспечивали строительных и промышленных рабочих, занятых на более старых предприятиях, надлежащими средствами защиты и часто заставляли их работать в опасных условиях. Некоторые сельскохозяйственные рабочие подвергались опасностям экологического характера, связанным с применением дефолиантов при подготовке хлопковых полей для механизированной уборки. Работники, покидавшие рабочие места, условия на которых угрожали их здоровью или безопасности, подвергались риску увольнения, и власти не обеспечивали защиту работников в данных ситуациях. Статистические данные о травмах и смертях на производстве отсутствовали.